Оксана Анатольевна Соколова

К.М.Н. Действующие сертификаты по специальностям: "Онкология", "Хирургия", "Торакальная хирургия". Оперирующий хирург.

Опытный оперирующий врач-хирург, онколог со стажем работы более 18 лет; исполняющий обязанности заведующего онкологическим отделением Больницы РАН (Москва, г. Троицк). Кандидат медицинских наук по специальности "хирургия". Автор более 40 научных работ и автор патента "Способ хирургического лечения трахеопищеводных свищей большого диаметра".

Возникли вопросы?

Звоните по телефону: +7(495)617-11-71 583100

ГЛАВНАЯ

imageНЕСКОЛЬКО СЛОВ ПРО ОНКОЛОГИЮ, КАК СПЕЦИАЛЬНОСТЬ.(Мифы, предубеждения, добровольные заблуждения) Миф: «Меня направили к онкологу. Значит, у меня рак!» Многие люди, не связанные с медициной, отчего-то считают онкологию отраслью, которая касается исключительно злокачественных новообразований. То есть того, что в народе определяется общим термином «Рак». Почему-то подобное отношение бытует десятилетиями. Однако – к сожалению, или к счастью – «мадам онкология»- гораздо более широкая дама, чем ее себе представляют. Прежде всего, эта наука занимается еще и огромным разнообразием доброкачественных опухолевых поражений. Она решает вопросы так называемых «предраковых» состояний. Пролиферативные заболевания крови – также в ее компетенции. Ну и, в конце концов, огромное число патологических процессов требуют участия онколога в качестве диагноста; то есть для того, чтобы окончательно опровергнуть предположение о наличии опухоли у пациента. Предубеждение: «Раз онколог поставил на учет, - значит, лечиться уже поздно!» Вытекает, собственно, из предыдущего мифа. Для человека без специального образования «все раки – одинаки». Мало кто знает, что видов раковых опухолей – великое множество. А видов злокачественных опухолей – еще больше. Не все опухоли одинаково быстро растут. Многое зависит от степени дифференцировки клеток, составляющих опухоль, от вида ткани, из которой образовалась опухоль и от других причин. Есть совсем уж медленно растущие злокачественные опухоли – например, кожная опухоль базалиома. А есть, к сожалению, и такие, которые могут распространяться молниеносно – например, тоже опухоль кожи, - меланома. Между этими двумя крайними полюсами злокачественности существуют разнообразные варианты, многие из которых неплохо поддаются лечению при его своевременном начале и полноценности. Миф: «Рак ножа боится» - в том смысле, что «вот не трогали, и не было метастазов. А прооперировали – и уже через год (два, три и т.п.) пошли метастазы!» К сожалению, в этих случаях все ровно наоборот – чем на боле ранней стадии оперируется пациент, тем меньше шансов на появление рецидивов и метастазов. Вышеуказанный миф порожден, увы, тем, что огромное количество больных в России оперируется на поздних стадиях, когда метастазы уже существуют, но еще не выявляются. Причин тому множество – от легковесного отношения к своему здоровью и позднего обращения до некомпетентности отдельных врачей и отсутствия нормального диагностического оборудования во многих лечебных учереждениях. Добровольное заблуждение:

«Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!» (А.С. Пушкин). Однако поэт наш великий писал о любви. А что делать нам не с высокими чувствами, а с серьезным и пугающим диагнозом? Ответ многих родственников однозначен – «Только не говорите ему (ей)!» До недавнего времени так и было принято повсеместно: врачи изо всех сил играли в детективов, скрывая правду от пациентов. Больные, почуяв неладное, тоже начинали играть в сыщиков, пытаясь добыть правдивую информацию о своем диагнозе. Те, кто верил врачам и не играл в сыщиков, в случае осложнений писали жалобы (ведь они-то полагали, что у них вполне рядовая болезнь, а врачи- коновалы, и никак не могут справиться с таким пустяком!). Начальство, получая жалобы, журило «нерадивых» врачей. Журило не сильно, поскольку диагноз знало. Но постепенно взгляд на проблему информированности пациента стал меняться. Думаю, что в некоторой степени это связано, как ни странно, с появлением частной собственности. Ведь человек, зная, что тяжело болен, имеет право распорядиться своим имуществом в пользу близких. А также предъявить претензии тем, кто скрыл от него истинное положение – опять же из чисто материальных соображений. Я полагаю, что это правильно – информировать совершеннолетнего, адекватного и дееспособного пациента о его диагнозе и перспективах. На моей памяти немало печальных случаев, когда пациенты отказывались от необходимой операции, будучи введенными в заблуждение относительно истинного диагноза. Они приходили вновь через полгода, год, - с признаками неоперабельного процесса, с распадом опухоли, с метастазами. И давали согласие на операцию…

Вы можете обратиться ко мне по вопросам:


Источник: http://www.onko-hirurgia.ru/