• Глава 8 Мой банкир никогда не просил меня показать табель
  • Глава 9 Дети учатся в процессе игры
  • Глава 10 Почему сбережения — верный путь к проигрышу
  • Глава 11 Разница между хорошими и плохими долгами
  • Глава 12 Обучение на настоящих деньгах
  • Глава 13 Другие способы повышения финансового IQ вашего ребенка
  • Глава 14 Зачем нужны карманные деньги?
  • Часть II

    Деньги не делают тебя богатым

    Мой богатый папа часто повторял: “Деньги не делают тебя богатым”. Развивая эту мысль, он говорил о том, что деньги могут сделать человека как богатым, так и бедным, и большинство людей чем больше зарабатывает, тем беднее становятся. Впоследствии, увидев, как возросла популярность лотерей, он сказал: “Если деньги делают человека богатым, то почему так много выигравших в лотерею становятся банкротами?”

    Мой умный папа говорил почти то же самое об отметках.

    Если ребенок выходит из школы с хорошими отметками, значит ли это, что он добьется успеха в реальной жизни? Обеспечивает ли успех вашего ребенка в академическом мире такой же успех в реальной жизни? Первая часть этой книги была посвящена умственной подготовке вашего ребенка к школе и к переменам, которые происходят в начале жизни. Вторая часть посвящена подготовке вашего ребенка к достижению успехов в реальном мире.

    Глава 8

    Мой банкир никогда не просил меня показать табель

    В пятнадцать лет я провалился на экзамене по английскому. Я получил “неуд” потому, что не умел писать, а, говоря точнее, моему учителю английского не нравилось то, о чем я писал, к тому же, моя орфография была просто ужасна. В результате мне грозила перспектива остаться на второй год. Я был в отчаянии, а беды сыпались на меня со всех сторон. Во-первых, мой отец возглавлял местную систему образования. Он занимал должность начальника отдела образования острова Гавайи, и в его ведении находилось более сорока школ. Представляете, сколько было хихиканья и смешков, когда в отделе узнали, что сынок босса завалил экзамен. Во-вторых, провал означал, что мне придется перейти в класс моей младшей сестры. Другими словами, она двигалась вперед, а я назад. И, в-третьих, это означало, что я не смогу играть за школу в футбол, которому отдавал всю душу. Когда я получил табель успеваемости и увидел “неуд” по английскому, то спрятался за зданием химической лаборатории, чтобы побыть одному. Я сидел на холодной бетонной плите, подтянув колени к подбородку, прижавшись спиной к деревянной стене лаборатории, и плакал. Этого “неуда” я ожидал несколько месяцев, но его вид на бумаге вызвал внезапный и неудержимый всплеск эмоций. Я просидел один за стеной лаборатории больше часа.

    Мой лучший друг Майк, сын богатого папы, тоже получил “неуд”. В том, что он тоже провалился, не было ничего хорошего, но, по крайней мере, в это тяжелое время у меня оказался друг по несчастью. Я помахал ему, увидев, как он идет через двор на автостоянку, но он лишь отрицательно покачал головой и направился к ожидавшей его машине.

    Вечером, после того как остальные дети пошли спать, я рассказал родителям, что завалил английский и остался на второй год. Политика системы образования требовала, чтобы ученик средней школы, не сдавший экзамен по английскому или по обществоведению, полностью повторил последний год обучения. Моему папе эта политика была хорошо известна, ведь он сам отвечал за проведение ее в жизнь. Хотя родители и ожидали такого развития событий, подтверждение моего провала все равно явилось для них серьезным ударом. Папа сидел молча, с выражением отрешенности на лице. Мама, напротив, восприняла новость с явным огорчением. По ее лицу я мог понять, что она чувствовала и как ее уныние сменилось гневом. Повернувшись к папе, она сказала:

    — Что же теперь будет?. Его в самом деле оставят на второй год?

    — Такова политика. Но, прежде чем принимать какие-то решения, мне надо во всем разобраться, — всего лишь сказал папа.

    В течение нескольких следующих дней мой папа, человек, которого я предпочитаю называть моим бедным папой, разбирался в этом деле. Он узнал, что в моем классе из тридцати двух человек учитель завалил на экзамене пятнадцать. Восемь учеников получили низший переходной балл. Одному он поставил “отлично”, четверым —“хорошо”, а остальным — “удовлетворительно”. Видя такой высокий уровень неуспеваемости, мой отец посчитал нужным вмешаться, но вмешался он не как отец, а как начальник отдела образования. Первым делом он приказал директору школы провести официальное расследование. Расследование началось с опроса большинства учеников класса, а закончилось тем, что учителя перевели в другую школу, а у нас организовали специальный летний класс для тех, кто хотел исправить отметки. Три недели этого лета я потратил на исправление оценки на “хорошо”, чтобы получить возможность перейти в одиннадцатый класс вместе со всеми ребятами.

    В конечном итоге мой отец решил, что виноваты были обе стороны — как ученики, так и учитель. Однако возмутило его главным образом то, что большинство провалившихся на экзамене были лучшими учениками класса и собирались поступать в колледжи. Поэтому, вместо того чтобы принимать чью-то сторону, он пришел домой и сказал мне: “Пусть этот академический провал послужит тебе хорошим уроком в жизни. Он может научить тебя многому или ничему. Ты можешь возмущаться, винить во всем учителя и озлобиться. Но ты можешь и пересмотреть собственное поведение, больше узнать о себе самом и сделать необходимые выводы. Не думаю, что учитель заслуженно наставил тебе столько "неудов". Однако мне кажется, что тебе и твоим друзьям нужно больше внимания уделять учебе. Надеюсь, и ученики и учитель чему-нибудь научатся на этом опыте”.

    Должен признаться, что я действительно озлобился. Я до сих пор терпеть не могу этого учителя и с того времени ненавижу ходить в школу. Мне никогда не нравилось изучать предметы, которые меня не интересовали, как и те, что не могли пригодиться мне после окончания школы. И все же, хотя переживания были глубокими, я сумел собраться и окончить среднюю школу вовремя.

    Что самое важное, я внял совету моего папы и постарался извлечь максимум пользы из трудной ситуации. Оглядываясь назад, я вижу, что провал на экзамене в десятом классе в конечном итоге обернулся, для меня благом. Это происшествие заставило меня изменить отношение к учебе. Думаю, что если бы я этого не сделал в десятом классе, то наверняка вылетел бы из колледжа.

    Мама обеспокоена

    Все это время моя мама не находила себе места от беспокойства. Она беспрестанно твердила: “Отметки — это главное. Без хороших отметок ты не попадешь в хороший колледж и, значит, никогда не получишь хорошую работу. Хорошие отметки так важны для твоей будущей жизни”. Я слышал это от нее довольно часто. Но в то время страх и беспокойство в ее голосе звучали особенно отчетливо.

    Для меня этот период был не менее болезненным. Помимо “неуда” на экзамене мне пришлось тратить время на занятия в летней школе, чтобы исправить отметку и перейти в следующий класс вместе с остальными ребятами. Летние занятия организовал мой папа для всех, кого этот учитель завалил на экзамене. Летнюю школу я возненавидел особенно сильно. Предмет был скучным, в классе было жарко и душно, английский упорно не хотел лезть в голову. Я смотрел в окно, и мои мысли улетали далеко за ряды кокосовых пальм, к океану, где мои друзья катались на серфах. И что самое обидное, многие из этих серфингистов при каждой встрече подкалывали нас, насмехались и обзывали “тупицами”.

    После окончания последнего, четвертого, урока мы с Майком отправлялись через весь город в офис его отца и несколько часов делали все, что он говорил. Однажды, пока мы с Майком ждали богатого папу, разговор зашел о том, как плохие отметки повлияют на наше будущее. Заваленный экзамен и прозвище “тупицы” мы переживали очень болезненно.

    — Друзья смеются над нами, потому что у них отметки лучше и они поступят в лучшие колледжи, — сказал Майк.

    — Я тоже это слышал, — ответил я. — Думаешь, мы испортили себе всю жизнь?

    Нам было всего по пятнадцать лет, и мы мало знали о реальном мире, но уже поняли, что ярлыки “тупицы” и “неудачника” крайне отрицательно воздействуют на психику человека. Мы получили серьезную травму в эмоциональном плане, в умственном плане потеряли веру в свои академические способности и в результате были готовы поставить крест на будущем. И моя мама полностью разделяла наши опасения.

    Комментарий богатого папы

    Богатого папу встревожила наша академическая неудача. “Неуд” сына по английскому сильно обеспокоил его. Он был благодарен моему отцу за вмешательство и организацию летней школы, в которой мы могли исправить свои отметки. Оба папы смотрели на вещи оптимистически, и оба считали, что этот случай должен послужить нам уроком, но они имели в виду совершенно разные уроки. До этого момента богатый папа не сказал почти ничего. Мне кажется, он просто наблюдал, как мы поведем себя в этой ситуации. Теперь, когда он случайно подслушал, что мы думали и чувствовали по поводу нашей академической неудачи, настало время для его комментариев. Усевшись в кресло в своем кабинете, богатый папа сказал: “Хорошие отметки имеют большое значение. Хорошая успеваемость в школе тоже имеет большое значение. Но когда вы выйдете из школы, хорошие отметки будут мало что значить”.

    Услышав его слова, я чуть не упал со стула. В моей семье, где почти все, начиная с моего отца до его братьев и сестер, работали в системе образования, сказать, что отметки не имеют значения было равно святотатству.

    — Но как это может быть? Ведь эти отметки останутся с нами до конца жизни, — добавил я ошарашенно, с какими-то жалобными нотками в голосе.

    Богатый папа отрицательно покачал головой, а затем перегнулся через стол и строгим голосом произнес:

    — Майк и Роберт, слушайте внимательно. Я открою вам обоим большой секрет.

    Богатый папа сделал паузу, чтобы мы как можно внимательнее восприняли его сообщение.

    — Мой банкир никогда не просил меня показать ему табель.

    Этот комментарий буквально потряс меня. Уже несколько месяцев мы с Майком только и беспокоились, что о наших отметках. В школе отметки это все. Мои родители, родственники и друзья, все, как один, считали, что хорошие отметки — это главное. А теперь слова богатого папы полностью разбивали логическое построение моей мысли, мысли о том, что из-за плохих отметок рухнула вся моя жизнь.

    — Что такое ты говоришь? — спросил я, не понимая, к чему он клонит.

    — Вы меня слышали, — сказал богатый папа, откидываясь в кресле. Он знал, что мы его слышали и давал нам время обдумать его слова.

    — Твой банкир никогда не просил тебя показать ему табель? — тихо переспросил я. — Ты хочешь сказать, что отметки не имеют значения?

    — Разве я так сказал? — произнес богатый папа с явным сарказмом. — Я сказал, что отметки не имеют значения?

    — Нет, — робко ответил я. — Этого ты не говорил.

    — А что я сказал?

    — Ты сказал: “Мой банкир никогда не просил меня показать ему табель”, — повторил я его слова.

    Мне стоило большого труда произнести их, потому что для моей учительской семьи не было ничего важнее хороших отметок, успешно пройденных тестов и высоких баллов в табеле.

    — Когда я прихожу к моему банкиру, — снова начал богатый папа, — он не говорит: “Покажи мне твои отметки”. Или думаете, мой банкир спрашивает, был ли я круглым отличником? Или просит показать ему мой табель? Или говорит: “Да, отметки у тебя хорошие. Давай-ка я одолжу тебе миллион”. Говорит он что-нибудь подобное?

    — Вряд ли, — сказал Майк. — Во всяком случае, он ни разу не просил у тебя табель, когда ты привозил меня к нему в офис. К тому же я, знаю, он дает тебе ссуды не потому, что у тебя высокий средний балл.

    — Тогда что же он у меня просит? — спросил богатый папа.

    — Он просит у тебя финансовые отчеты, — тихо ответил Майк. — Он всегда просит твои последние финансовые отчеты. Он просматривает твои отчеты о прибылях, убытках и балансовые отчеты.

    Ваш табель после окончания школы

    Утвердительно кивая, богатый папа продолжил:

    — Банкиры всегда просят показать финансовый отчет. Банкиры требуют финансовые отчеты у всех. Банкиров не волнует, богат ты или беден, образован или нет. Независимо от того, кем ты являешься, они хотят видеть твой финансовый отчет. Как, по-вашему, почему они это делают?

    Мы с Майком молча покачали головами, ожидая объяснений.

    — Я никогда об этом не задумывался, — наконец сказал Майк. — Ты скажешь нам?

    — Потому, что ваш финансовый отчет — это ваш табель успеваемости после окончания школы, — тихо, но отчетливо произнес богатый папа. — Вся проблема в том, что большинство людей оканчивают школу, не имея понятия о том, что такое финансовый отчет.

    — Значит, когда я выйду из школы, мой финансовый отчет станет для меня все равно, что табель? — Спросил я, опасаясь подвоха. — Ты хочешь сказать, что это вроде как табель успеваемости для взрослых?

    Богатый папа кивнул.

    — Это и есть табель для взрослых. И опять же, проблема в том, что большинство взрослых плохо понимают, что такое финансовый отчет.

    — Это единственный табель, который есть у взрослых? А другие табели у них есть?

    — Да, есть и другие. Ваш финансовый отчет — это очень важный табель, но не единственный. Таким же табелем успеваемости являются результаты вашего ежегодного медицинского обследования, когда у вас берут анализ крови и проводят разные процедуры, чтобы определить состояние вашего здоровья и что нужно для его улучшения. Еще один табель — это ваша карточка результатов в гольф или боулинг-клубе. В жизни много разных табелей, и ваш личный финансовый отчет — один из самых важных.

    — Выходит, что у человека в школьном табеле могут быть круглые пятерки, а в финансовом отчете сплошные “неуды”? — спросил я. — Ты это хочешь сказать?

    Богатый папа еще раз кивнул.

    — Это случается сплошь и рядом.

    Хорошие отметки имеют значение в школе, финансовые отчеты — в жизни

    “Неуд” по английскому языку, полученный в пятнадцать лет, обернулся для меня очень ценным опытом, благодаря которому я осознал, насколько неправильным было мое отношение к школе и обучению. Этот “неуд” стал для меня своеобразным звонком будильника, напомнившим о необходимости пересмотреть взгляды и привычки в плане учебы. Кроме того, я достаточно рано понял, что отметки важны в школе, но когда я покину ее стены, моим табелем успеваемости станут финансовые отчеты,

    Богатый папа как-то сказал мне: “В школе ученикам выставляют отметки в табеле каждую четверть. Когда ребенок не справляется с контрольной, то у него хотя бы есть время исправить плохую отметку, если он того хочет. В реальной жизни большинству взрослых никто не выставляет отметки в табель финансовой успеваемости в конце четверти, вот почему так много людей испытывают финансовые трудности. Многие взрослые не обращают внимания на свое финансовое положение, пока не потеряют работу, не получат травму, не соберутся уходить на пенсию или пока не станет слишком поздно. Из-за того что большинство взрослых не получают табелей финансовой успеваемости за четверть, многим из них не удается исправить свои финансовые отметки, необходимые для жизни в полной финансовой безопасности. У них может быть высокооплачиваемая работа, большой дом, отличная машина и завидная карьера и, при всем том, неудовлетворительные финансовые отметки. Многие блестящие ученики, получавшие в школе высокие баллы, всю остальную жизнь обречены на одни лишь финансовые “неуды”. Такова цена отсутствия табеля финансовой успеваемости, который им не помешало бы получать хотя бы раз в три месяца. Лично я регулярно просматриваю мои финансовые отчеты, чтобы всегда знать, хороши или плохи мои дела и что необходимо предпринять для их улучшения”.

    Табели успеваемости показывают, что нужно исправить

    В конечном счете этот “неуд” на экзамене обернулся для нас благом, потому что заставил собраться и взяться за учебу, хотя мы так и не стали отличниками. От нашего сенатора я получил направление Конгресса в Военно-морскую академию США в Аннаполисе, штат Мериленд, и в Академию торгового флота в Кинге-Пойнте, штат Нью-Йорк. Майк решил остаться на Гавайях, чтобы продолжить стажировку у отца, и поэтому поступил в Гавайский университет, который он закончил в том же 1969 году. Когда я вышел из Кинге-Пойнта. В конечном итоге пресловутый “неуд” на поверку оказался бесценным, потому что заставил нас с Майком изменить отношение к школе.

    В академии я преодолел страх перед письменными работами по языку и даже приучил себя получать от них удовольствие, хотя с орфографией у меня до сих пор много проблем. Хочу поблагодарить доктора А. А. Нортона, который в течение двух лет преподавал мне английский в академии, помог обрести уверенность в своих силах и преодолеть прошлые страхи и обиды. Если бы не он и Шэрон Лектер, вряд ли сегодня “New York Time” и “Wall Street Journal” назвали бы меня в числе самых продаваемых авторов. Иногда я думаю, что если бы в пятнадцать лет не провалил экзамен и не воспользовался поддержкой близких людей в этот критический период, то не смог бы изменить мою жизнь и стать автором бестселлеров. Вот почему табели успеваемости так важны, особенно если в них полно плохих отметок.

    Со временем я понял, что табель является показателем не того, что мы знаем, а того, что нам необходимо исправить в нашей жизни. То же самое можно сказать о вашем персональном финансовом отчете. Он показывает, насколько хорошо обстоят ваши финансовые дела. Это ваш табель успеваемости в жизни.

    Табель финансовой успеваемости необходим вашему ребенку уже сегодня

    Финансовый рывок на старте жизни я получил в возрасте девяти лет, когда богатый папа познакомил меня с принципами составления финансового отчета. Те из вас, кто прочел книгу “Богатый папа, бедный папа”, может быть, помнят, что второй урок богатого папы был посвящен значению финансовой грамотности, или способности разбираться в финансовых отчетах.

    Я не понимал, что богатый папа готовил своего сына и меня к встрече с реальным миром — миром, в который нам предстояло вступить после окончания школы. Подготовка состояла в обучении основам финансовой грамотности, предмета, который никто не преподает детям десяти-двенадцати лет и, коль уж на то пошло, то и взрослым тоже. Понимание принципов составления финансовых отчетов позволило мне развить в себе стойкую финансовую уверенность и зрелое отношение к деньгам. Я понял разницу между активами и пассивами, между доходами и расходами и осознал важность правильного управления денежным потоком. Многим взрослым неведомы эти тонкие различия, и этот недостаток образования заставляет их трудиться, не разгибая спины, зарабатывать много денег, но при этом постоянно буксовать в финансовом отношении.

    Понимание принципов работы финансового отчета дало мне кое-что еще, помимо уверенности. Богатый папа любил напоминать о трех китах, на которых стоит мир финансов, — уверенности, контроле и корректировке. Он не раз говорил нам с Майком: “Если вы поймете, в чем смысл финансовых отчетов, у вас возрастет уверенность в вашем финансовом положении, вы сможете успешнее контролировать ваши финансы и, что самое важное, сможете вносить необходимые коррективы, когда финансовые дела идут не так, как вам хочется. У людей, которым не хватает финансовой грамотности, меньше финансовой уверенности, поэтому они теряют контроль и редко вносят коррективы в свою жизнь, пока не становится слишком поздно”.

    С самых ранних лет я приступил к комплексному — умственному, физическому, эмоциональному и, наконец, духовному — изучению всех тонкостей в обращении с этими тремя китами. Тогда я не разбирался в них до конца, и должен сказать, что не разобрался по сей день. И все же базовое финансовое образование стало для меня фундаментом постоянной пожизненной финансовой учебы. Полученная база финансового образования позволила мне совершить финансовый рывок на старте жизни. А начиналось все с понимания сути финансового отчета.

    Мои первые рисунки

    Богатый папа начал с простых рисунков. Когда рисунки были готовы, он перешел к толкованию понятий и соотношений. Я изучил, как связаны между собой слова и схемы. Когда мне приходится читать лекции людям, имеющим финансовую подготовку, они говорят, что хотя и проходили бухгалтерский учет в колледже, но так и не поняли до конца, как соотносятся многие понятия, а как говорил богатый папа, “самое главное — правильно соотнести понятия”.


    С чего начинаются финансовые проблемы

    Мой бедный папа часто говорил: “Наш дом — это наш актив”. Вот с этого представления и начиналась большая часть его финансовых проблем. Элементарное непонимание или неспособность провести более тонкие различия обернулись для него и большинства людей финансовыми бедами. Если бросить в тихий пруд камешек, по воде разойдутся круги. Когда человек окунается в мир реальной жизни, не понимая разницы между активом и пассивом, круги в виде финансовых проблем могут преследовать его до конца дней. Вот почему богатый папа говорил: “Самое главное — правильно соотнести понятия”.

    Хотя я подробно осветил эту тему в других моих книгах, считаю необходимым вернуться к ней еще раз. Это, первый, очень важный шаг на пути вашего ребенка к финансовому рывку на старте жизни.

    Чем определяются понятия актива и пассива?

    Чем определяется понятие актива, а чем — пассива? Определения, которые предлагают толковые словари, способны только еще больше сбить с толку. Это типичный недостаток чисто теоретического, умозрительного обучения в полном отрыве от практики. Физическое представление о сути финансового отчета дает простая схема, даже если это всего лишь несколько линий на листе бумаги. Попробую пояснить свою мысль, предложив определение слова актив в одном из словарей:

    Актив. 1. Собственность умершего человека. 2. Суммарная величина всех видов собственности, принадлежащей человеку, ассоциации, корпорации и т. д. 3. Позиции в балансовом отчете, отражающие балансовую стоимость собственности, находящейся во владении.

    Для людей, обладающих вербально-лингвистическим талантом и высоким IQ, подобного определения может быть вполне достаточно. Возможно, они умеют проникать в суть слов и этого им достаточно, чтобы понять, что такое актив на самом деле. Но девятилетнему мальчишке от одних слов пользы мало. Для девятилетнего мальчишки, который учится быть богатым, словарное определение является недостаточным и слишком запутанным. Если интеллект — это способность проводить более тонкие различия, то, для того, чтобы стать богатым, мне нужны были намного более тонкие различия, чем те, что предложены в словаре, к тому же, не только в словесной форме.

    Чтобы я смог провести более тонкие различия, способные изменить мою жизнь, богатый папа демонстрировал их наглядно, придавая определениям физические свойства массы и движения. Для этого он брал клочок бумаги и показывал мне соотношение между отчетом о доходах и расходах (обычно его называют отчетом о прибылях и убытках) и балансовым отчетом (или просто балансом). При этом он говорил: “Определяющим признаком того, можно ли считать что-нибудь настоящим активом, или это просто бесполезный хлам, который ты внес в баланс, является денежный поток. В мире денег понятие денежного потока является одним из самых главных, но и самых трудных для понимания. Деньги видят все, но не все видят то, как они движутся. Однако именно денежный поток определяет, является ли что-то активом, пассивом, или просто бесполезным хламом.

    Соотношение понятий

    Богатый папа не уставал повторять: “Только движение денег между отчетом о прибылях и убытках и балансом может точно указать, что является активом, а что — пассивом”.

    Если вы намерены дать вашему ребенку финансовый старт в жизни, запомните эти слова и не ленитесь повторять их снова и снова. Ваш ребенок должен понять смысл, этого утверждения и как можно чаще. повторять его, пока оно не уляжется в голове. Если ваши дети не способны оценить значимость этого высказывания, то вполне возможно, что они когда-нибудь купят набор клюшек для гольфа, забросят их в гараж, а когда придет время составлять финансовый отчет для получения ссуды в банке, они внесут клюшки в графу активов. В мире моего богатого папы набор клюшек для гольфа, пылящийся в гараже, активом не считается. Однако во многих заявках на получение кредита можно встретить эти клюшки — я бы назвал их сумкой с хламом — в графе активов. Обычно их вносят в раздел так называемых “личных вещей”. С таким же успехом вы можете причислить к активам свои ботинки, бумажники, галстуки, мебель, посуду и старые теннисные ракетки — именно поэтому большинство людей никогда не становятся богатыми. Они понятия не имеют о соотношении между отчетом о прибылях и убытках и балансом.

    Посмотрите на модель денежного потока активов:


    Проще говоря, активы обеспечивают приток денег в колонку доходов. Далее мы рассмотрим модель денежного потока пассивов:


    Проще говоря, пассивы вызывают отток денег из колонки расходов.

    Не нужно быть конструктором космических кораблей, чтобы понять разницу между притоком и оттоком денег. Стараясь закрепить эту основополагающую идею в наших с Майком головах, богатый папа часто повторял: “Активы кладут деньги нам в карман, а пассивы вынимают деньги из нашего кармана”. Я понял это в возрасте девяти лет. Многие взрослые не поймут этого никогда.

    Когда я стал старше и увидел, как многие взрослые цепляются за гарантированную работу, богатый папа модернизировал свое определение. Он стал говорить: “Если вы потеряете работу, то активы вас накормят, а пассивы вас съедят”. Развивая эту мысль, он говорил также: “Большинство моих работников не могут оставить работу, потому что они покупают пассивы, которые считают активами, и ежемесячные счета за содержание этих пассивов, которые они считают активами, съедают их самих заживо”. Такая формулировка, конечно, несколько сложнее, но, сидя с другой стороны стола и глядя на людей, умолявших взять их на работу или плакавших при увольнении, я понял, почему так важно знать разницу между активами и пассивами. Это и был мой стремительный финансовый старт в жизни.

    Следующие этапы

    Итак, первый этап начался с простейших рисунков и нескольких лет регулярного повторения и закрепления пройденного. По сей день многие люди утверждают, что их дом — это активное вложение капитала. Должен сказать, что на определенном уровне финансовой искушенности с этим можно согласиться. Но если интеллект — это способность проводить более тонкие различия, то для каждого, кто хочет стать богатым, жизненно важно знать тончайшие нюансы, касающиеся финансовых отчетов, и видеть, куда направляется денежный поток. Я считаю, что одна из причин, по которым лишь один человек из ста становится богатым к шестидесяти пяти годам, заключается в том, что большинство людей не понимают разницы между активами и пассивами. Люди тратят все силы на то, чтобы удержаться на работе, и покупают пассивы, которые считают активами.

    Если ваши дети тоже начнут покупать пассивы и считать их активами, то, скорее всего, им не удастся оставить работу к тридцати годам. Если же и в дальнейшем они будут упорно покупать пассивы, считая их активами, то вполне возможно, что они будут трудиться всю жизнь, но так и не продвинутся вперед в финансовом плане, независимо от того, в какой школе учились, какие получали отметки, насколько упорно трудились и сколько зарабатывали. Вот почему основы финансовой грамотности имеют столь большое значение. Простое знание таких элементарных вещей, как разница между активами и пассивами, можно сравнить с брошенным в пруд камнем. Круги от него будут расходиться все дальше и дальше — до самого конца жизни вашего ребенка.

    Я никого не отговариваю от покупки дома и не принуждаю выкупать закладные на недвижимость. Я всего лишь хочу сказать, что для того, чтобы стать богатым, необходим финансовый интеллект, то есть способность проводить более тонкие различия по сравнению с людьми средних способностей. Если вы желаете развить это качество в себе самом, прочитайте другие мои книги, в которых теме финансовой грамотности уделено достаточное внимание:

    “Богатый папа, бедный папа”;

    “Квадрант денежного потока”;

    “Руководство по инвестированию”;

    “Советы, как стать богатым” (электронная книга).

    В каждой из них подробно рассмотрены конкретные аспекты и различные нюансы, связанные с проблемой финансовой грамотности, знакомство с которыми может способствовать развитию вашего финансового интеллекта. Увеличивая степень своей информированности, вы увеличиваете шансы повлиять на финансовое будущее вашего ребенка. В конце концов, одна из причин того, что богатые становятся богаче, бедные — беднее, а средний класс не вылезает из долгов и платит непомерные налоги, состоит в том, что наука о деньгах — это предмет, изучаемый дома, а не в школе. Финансовое образование передается от родителей детям.

    Мой банкир хочет знать, насколько я умен

    Первый этап моей подготовки к вступлению в реальный мир состоял в ознакомлении с табелем успеваемости для взрослых, функцию которого выполняет финансовый отчет, составленный на основе отчета о прибылях и убытках и баланса. Как любил повторять мой богатый папа, “мой банкир никогда не просил меня показать ему мой табель. Все, что ему нужно, — это увидеть мой финансовый отчет”. Иногда к этому он добавлял: “Моего банкира не интересует, насколько я умен в академическом плане. Мой банкир хочет знать, насколько я умен в плане финансовом”.

    Следующие несколько глав посвящены более конкретным методам развития финансового ума вашего ребенка перед вступлением в реальный мир.

    Глава 9

    Дети учатся в процессе игры

    Однажды мы с богатым папой наблюдали за игрой двух котят. Они кусали друг друга за шею, за уши, царапались, рычали и время от времени награждали друг друга ударами. Если бы мы не знали, что они играют, то можно было бы подумать, что они дерутся по-настоящему.

    Глядя на них, мой богатый папа сказал: “Котята учатся друг у друга навыкам выживания, которые заложены в их генах. Если бы мы когда-нибудь выпустили их уже взрослыми в дикий лес и перестали кормить, то навыки выживания, которым они учатся сейчас, совсем маленькими, не дадут им погибнуть. Они учатся и закрепляют полученные навыки в процессе игры. Люди учатся точно так же”.

    Навыки финансового выживания в реальном мире

    Одним из тяжелейших решений, которые мне когда-либо приходилось принимать, было закрытие моей фабрики и увольнение тридцати пяти добросовестных работников. Я описал это тяжкое испытание, которое выпало мне в 1970-е годы, в другой книге. Мне пришлось закрыть фабрику, потому что я больше не в силах был конкурировать с Азией и Мексикой. Затраты на рабочую силу и государственные штрафы за рекламации были слишком высоки. Вместо того чтобы бороться за их снижение, я решил выдержать конкуренцию, что привело к переводу предприятия за границу. Я выиграл, но мои работники проиграли. Когда меня спрашивают, почему я пишу книги о деньгах, хотя ни в чем не нуждаюсь, я вспоминаю день прощания с моими работниками и никаких “почему” мне больше не надо.

    Когда я закрывал фабрику, мои рабочие получали меньше трех с половиной долларов в час. На сегодняшний день, то есть примерно через двадцать лет, те же рабочие получали бы лишь чуть больше пяти долларов в час, или минимальную зарплату. Они могли бы даже получить прибавку, но не думаю, что от прибавок к зарплате много пользы. Единственный из навыков выживания, который они могли бы усвоить, — это переходить с одной работы на другую, трудиться в поте лица и стараться зарабатывать больше денег. По этому поводу богатый папа говорил мне: “Сами по себе деньги не делают тебя богатым, так же как гарантированная работа не обязательно гарантирует твое будущее”.

    Для того чтобы выжить и чувствовать себя в финансовой безопасности, людям необходимо освоить навыки финансового выживания до того, как они вступят в реальный мир. Если к этому моменту таких навыков у них не будет, то реальный мир начнет преподносить им собственные, жестокие уроки. Сегодня этот мир добрался уже и до системы образования. Мало того, что молодые люди оканчивают образование, имея кучу долгов по кредитным карточкам, так у многих еще и ссуды на обучение не погашены. Очень важно научить ребенка обращению с деньгами как можно раньше. Осваивать эти навыки лучше всего в процессе игры, потому что игра — это, похоже, придуманный самим Богом или природой способ обучения малышей, даже если это котята.

    Превратите учебу в забаву

    От богатого папы я узнал о деньгах так много, потому что он сумел превратить учебу в забаву. Он постоянно придумывал игры и не пытался насильно “кормить” меня информацией. Если я не хотел Изучать какую-то тему, он позволял мне заниматься тем, что мне было интересно, или искал способ сделать интересным то, чему он пытался меня научить. Обычно у него всегда было наготове что-нибудь материальное, вещественное, что я мог бы увидеть, потрогать и почувствовать как часть урока. И, самое главное, он никогда не пытался сломить мой дух. Вместо этого он старался подбодрить меня и укрепить веру в мои силы. Когда я допускал ошибку, он предоставлял мне возможность найти ее самому, а не подсказывал правильный ответ. У него доставало терпения учить с любовью. Он не жалел сил на то, чтобы раскрыть во мне умного ребенка, и никогда не смотрел на меня как на ограниченного, заторможенного или неспособного к учебе, хотя некоторые вещи доходили до меня довольно медленно. Он подстраивал свои уроки под мои возможности нежелание усвоить что-то новое и не устраивал мне экзаменов. Он никогда не пытался сравнивать мои успехи с успехами других, как это делают многие родители. У моего умного папы была во многом схожая методика.

    Учителя тоже нуждаются в помощи

    Существующая система образования не разрешает учителям использовать подобную методику и не дает времени уделять достаточно внимания каждому ребенку. Система требует, чтобы учителя проводили обучение конвейерным методом. Школьная система — это фабрика, которая работает по производственному плану, не учитывая особенностей ребенка. Изменить систему пытались многие учителя, но, как я уже говорил, система образования похожа на аллигатора, существо, созданное для того, чтобы выжить, а не меняться. Вот почему домашние задания для родителей и для детей так важны — гораздо важнее, чем задания, которые ребенок приносит из школы.

    Как-то я услышал от преподавателя одного из элитных университетов следующее заявление: “К девяти годам мы уже знаем, добьется ребенок успехов в нашей системе или нет. Мы можем точно определить, есть ли у ребенка необходимые нам качества и достаточно ли он умен, чтобы справиться с косностью нашей системы. К сожалению, у нас нет альтернативной системы для детей, которые не приспособлены к условиям нашей”.

    Когда я был ребенком, в нашем доме всегда было полно людей из мира образования. Это были очень хорошие люди. Когда я оказывался в доме моего богатого папы, там было полно людей из мира бизнеса. Они тоже были очень хорошими людьми. Все дело в том, что чаще всего это не были одни и те же люди.

    Сделать стартовый рывок никогда не поздно

    Пока я рос, меня часто спрашивали, не собираюсь ли я пойти по стопам отца и стать учителем. Помню, как я отвечал с детской прямотой: “Вот еще! Я буду бизнесменом”. Прошло много лет, прежде чем я понял, что мне нравится учить. В 1985 году я начал читать для предпринимателей лекции по бизнесу и инвестированию, и мне это пришлось по душе. Я получал удовольствие от преподавания, потому что делал это так, как учился сам. Наилучшими методами обучения для меня были игры, командные соревнования, групповые обсуждения и наглядные уроки. Вместо того чтобы наказывать за ошибки, я их поощрял. Вместо того чтобы предлагать слушателям индивидуальные тесты, я практиковал групповые. Вместо тишины в аудитории кипели жаркие споры и гремел рок-н-ролл. Другими словами, сначала действия, затем ошибки, потом уроки и смех на десерт.

    Иначе говоря, мой метод преподавания был полной противоположностью методу школьной системы. Я учил почти так же, как учили меня дома оба моих папы. Как оказалось, такой способ обучения предпочитали многие, и я заработал большие деньги, часто назначая плату по тысяче долларов с человека. Мне удалось совместить методику преподавания двух моих отцов с уроками обращения с деньгами и их инвестирования, полученными в свое время от богатого папы. Я занялся тем, чего клятвенно обещал никогда не делать. Можно было освоить профессию учителя гораздо раньше, но мне нужны были ученики, которых нужно было учить, как меня самого. В бизнесе есть понятие: “Найди свободную нишу и заполни ее”. Я нашел очень большую нишу, множество людей, желающих, чтобы обучение было увлекательным и доставляло удовольствие.

    Создавая в середине 1980-х годов эту образовательную компанию, мы с Ким подбирали на должность преподавателей людей, которые добились успеха в реальном мире, и при этом любили учить. Подобные личности — довольно большая редкость. В реальном мире много талантливых преподавателей, но большинство из них не преуспели в бизнесе, деньгах и инвестициях. Многие из тех, кто прекрасно разбирается в вопросах бизнеса и денег, — плохие преподаватели. Главное было найти людей, совмещавших в себе оба этих качества.

    Как сделать студентов гениями

    В свое время мне посчастливилось учиться вместе с самим доктором Бакминстером Фуллером. Его часто называют самым образованным человеком в истории Америки, так как ни у кого нет столько дипломов, сколько у него. Еще чаще его называют “дружелюбным гением нашей планеты”. Американский институт архитектуры признал его великим архитектором, хотя он никогда ничего не построил. В Гарвардском университете его часто вспоминают как одного из самых знаменитых выпускников, хотя Фуллер никогда не заканчивал Гарвард. Его дважды оттуда выгоняли, и диплом он так и не получил. Мы проучились вместе несколько недель. Как-то на одной из лекций доктор Фуллер высказал очень интересную мысль: “Студенты стали бы гениями, если бы преподаватели знали, о чем они говорят”. Наша с женой задача состояла не в том, чтобы найти учителей. Мы должны были найти людей, которые знали, о чем они говорят, и воодушевить их на преподавание.

    Набирайтесь ума, обучая других

    Помимо удовольствия от преподавания и заработанной на этом кругленькой суммы, я получил кое-что даже более выгодное, чем развлечение и деньги. Обучая других, я учился сам. Когда я преподавал, мне приходилось без конца перерывать кладовые моего опыта в поисках жизненных примеров, которых ждали от меня слушатели. Особенно много я почерпнул из групповых обсуждений, когда каждый из участников семинара делился своими персональными наблюдениями и открытиями. Я призываю родителей не жалеть времени на обучение детей, потому что, благодаря этому феномену, они часто узнают даже больше, чем дети. И если родители хотят улучшить свое финансовое положение, я советую им искать новые финансовые идеи и передавать их на рассмотрение своим детям. Ищите новые финансовые идеи до того, как начнете учить ребенка своим устаревшим понятиям о деньгах. Финансовые беды многих людей кроются в использовании устаревших финансовых идей, полученных чаще всего от собственных родителей. Возможно, именно этим можно объяснить тот факт, что бедные остаются бедными, а представители среднего класса упорно трудятся и быстро влезают в долги. Они делают то, чему научились от своих родителей.

    Таким образом, если вы хотите чему-то научиться, попробуйте учить этому других. Как учат в воскресных школах, “отдай и тебе воздается”. Чем больше времени вы лично вложите в обучение ваших детей науке о деньгах, тем больше ума наберетесь сами.

    Три этапа обучения

    Мой богатый папа познакомил меня с тремя этапами обучения науке о деньгах.

    Этап первый. Простейшие рисунки. Мое образование началось с рисования простейших схем с акцентом на понимании определений:



    Этап второй. Игра. Как я уже говорил, для меня лучший способ обучения — это действие. Поэтому богатый папа несколько лет заставлял нас практиковаться в составлении финансовых отчетов. Он регулярно предлагал нам составлять тренировочные финансовые отчеты по результатам игры в “Монопольку”, куда мы должны были вносить купленные нами зеленые домики и красные отели.

    Этап третий. Реальная жизнь. Реальная жизнь началась для нас с Майком примерно в пятнадцать лет, когда нам пришлось составить отчеты о нашем действительном финансовом положении и представить их богатому папе. Как любой хороший учитель, он выставил за них отметки и объяснил, что мы сделали правильно и над чем еще нужно было поработать. С тех пор я продолжаю мое образование и регулярно составляю финансовые отчеты вот уже почти сорок лет.

    С чего начать обучение науке о деньгах

    Мой совет большинству родителей — начинать со второго этапа. Хотя мой богатый папа начал мое обучение с первого этапа, я бы поостерегся сразу знакомить детей с умозрительными абстрактными понятиями, вроде отчетов о прибылях и убытках и балансовых отчетов. Даже когда я использую эти рисунки при обучении взрослых, кое у кого глаза становятся стеклянными. Собственно говоря, я не советую торопиться с первым этапом, пока нет полной уверенности в том, что ребенку это будет интересно и что он готов к восприятию подобных концепций. Порядок моего обучения объясняется главным образом моим любопытством, которое побудило богатого папу избрать для меня именно такую последовательность.

    Раньше я рекомендовал начинать с игры в “Монопольку”. Я заметил, что некоторым детям эта игра по-настоящему нравится, в то время как остальные, хотя и не отказываются играть, но делают это без интереса. Многие из моих знакомых инвесторов и предпринимателей рассказывают, что они тоже увлекались “Монополькой” настолько, что готовы были играть в нее часами; Не видя такой увлеченности, я бы не стал насильно вдалбливать в юные головы представления о деньгах, инвестициях, не говоря уже о финансовых отчетах.

    “Денежный поток для детей”

    В 1996 году, после того как я придумал “Денежный поток-101” — настольную игру для взрослых, обучающую принципам финансовой отчетности, реакция рынка показала, что подобная игра нужна и детям. В конце 1999 году мы представили на суд покупателей “Денежный поток для детей”. Уникальность наших настольных игр в том, что они предназначены для обучения детей элементарным правилам составления финансовых отчетов и управления денежными потоками, которые после окончания школы заменят им табели успеваемости.

    Использование в школах

    Дэйв Стефенс, учитель-новатор из средней школы в Индианаполисе, штат Индиана, начал с огромным успехом использовать игру “Денежный поток-101” на занятиях в своих классах. К своему удивлению, он стал замечать, как под влиянием игры у многих его учеников изменилось отношение к жизни. В частности, Дэйв рассказал нам об одном из учеников, которого ожидало исключение из школы за неуспеваемость и пропуски уроков. Игра в “Денежный поток” круто изменила его жизнь. Сам подросток описывает это так:

    Из разгильдяя, любителя травки и выпивки я превратился в собранного и целеустремленного ученика средней школы, мечтающего когда-нибудь добиться такого же успеха, как человек, чья игра меня так увлекла и столькому научила!.. Первые дни этого превращения не отложились у меня в памяти, помню только, что я увлекся “Денежным потоком”. Благодаря этой чудесной игре, сочетающей простоту и гениальность, мои более чем туманные на тот момент представления о том, как нужно делать деньги, стали реальностью! Игра раскрыла передо мной двери в будущее так широко, как ничто другое. Она убедила меня в необходимости ходить в школу и разожгла желание действовать! После того как я начал играть, меня приняли в совет учеников, где я опекаю учащихся младших классов (и рассказываю им об идеях, которые почерпнул из “Денежного потока”). Я стал президентом Конгресса молодежи графства Мэрион, лидером школьной финансовой академии, занял первое место в конкурсе DECA штата и принял участие в национальном конкурсе. Я стал основателем клубов японского языка и BPA в нашей школе и в настоящее время в сотрудничестве с другими инвесторами работаю над вопросом постройки на территории нашей общины Ист-сайдского культурно-спортивного центра. Как видите, игра показала мне новые перспективы на пути к успеху. Кроме того, моя успеваемость, отношение к учебе и образ жизни изменились в лучшую сторону. Теперь я смотрю в будущее со страстным желанием учиться самому и учить тех, кто хотел бы узнать то, что узнал я. Иногда удачно брошенные кости могут изменить всю твою жизнь!

    Хочу от души поблагодарить мистера Кийосаки — когда-нибудь вы увидите плоды вашей деятельности, и я надеюсь стать одним из первых, кто сумеет доказать, что ваша методика работает, и работает прекрасно. Извините за банальность, но она совершенно точно подытоживает мою историю: “На распутье двух лесных дорог я выбрал менее проторенную, и в этом все дело”.

    Остается только сказать: “Ну и ну! Просто потрясающий молодой человек”. Мне чрезвычайно приятно узнать, что наша продукция помогла этому юноше так позитивно изменить свою жизнь. Поддержка Дэйва Стефенса этим не ограничилась. Когда он услышал о появлении “Денежного потока для детей”, у него родилась новая передовая идея. Располагая группой ребят шестнадцати-семнадцати лет, хорошо разбирающихся в версии 101, он разработал программу направления старшеклассников в начальные школы для обучения детей в возрасте семи — девяти лет игре “Денежный поток для детей”. Результаты оказались впечатляющими.

    Во-первых, учительница начальной школы пришла в. полный восторг, когда примерно восемь старшеклассников из, средней школы изъявили желание помочь ей в работе во второй половине дня. Каждый из них начал играть в “Денежный поток для детей” с четырьмя учениками. Вместо одного учителя на тридцать человек соотношение уменьшилось до одного на четверых. И результаты поразили всех. Малыши были в восторге, как, впрочем, и старшеклассники. Процесс обучения стал намного более индивидуальным и конкретным. За короткий период времени и младшие, и старшие смогли узнать для себя очень много нового.

    Наблюдавших за экспериментом учителей поразила атмосфера активности и рабочий гул, воцарившиеся в классе во время этого необычного урока. Вместо монотонных нотаций или неуправляемого галдежа они услышали ровный шум сосредоточенного изучения предмета, прерываемый веселыми возгласами. Когда игра закончилась, дети, все как один, закричали: “Здорово! Давайте сыграем еще разочек!”

    Добавочный дивиденд

    В конце произошло то, на что я не рассчитывал и что можно рассматривать как своего рода добавочный дивиденд. Когда старшеклассники собрались уходить, малыши бросились к ним, обнимая и пожимая руки своим новым учителям. У этих ребятишек из начальной школы появились новые кумиры. В отличие от учеников, добивающихся сегодня всеобщего внимания единственно с помощью дурной славы, ребята Дэйва Стефенса были хорошо одеты, воспитанны, умны и сосредоточены на своем образовании и будущем.

    После того как старшие ребята попрощались с младшими, я почувствовал, что малыши смотрят на своих новых учителей с огромным уважением, возможно, говоря себе, что тоже хотят стать такими, как они. Когда я наблюдал, как ребята из начальных классов машут из окон руками, то вспомнил себя в этом возрасте и кое-кого из подростков, которые оказывали на меня огромное влияние: В течение двух часов у детей из начальной школы была возможность пообщаться с чрезвычайно положительными образцами для подражания, вместо того чтобы следовать примеру подростков с сомнительной репутацией, которых они могут встретить вне школы.

    Отзывы старшеклассников

    Когда я спросил старшеклассников, что им дал этот эксперимент, прозвучали ответы примерно такого рода:

    — Мне действительно понравилось учить. Может быть, я даже подумаю и выберу профессию учителя.

    — Обучая малышей, я многому научился сам. Когда самому приходится учить, узнаешь гораздо больше.

    — Меня удивило, как быстро учатся маленькие дети.

    — Хочу попробовать так же обращаться с младшими братьями и сестрами дома.

    Я привожу эти отзывы, потому что меня поразило, насколько зрелыми могут быть мнения старшеклассников.

    Учебная программа на нашем веб-сайте

    Дэйв Стефенс стал ректором одной из академий, финансируемых Национальным академическим фондом. Кроме того, он участвовал в составлении учебной программы и методических указаний учителям по обучению игре “Денежный поток-101” в школе.

    Краткая характеристика второго этапа

    Говоря короче, ключ ко второму этапу — это увлекательность, игровой характер занятий и разжигание интереса к деньгам, к управлению ими и к финансовым, отчетам. Посмотрев на диаграмму пирамиды обучения на следующей странице, вы сможете понять, как можно увеличить эффективность обучения.

    Так как любая игра — это вполне материальный инструмент обучения, она вовлекает в процесс все четыре составляющих учебного процесса. Игры уравнивают шансы детей, предпочитающих практическое обучение, с детьми, у которых преобладают способности к умственному или абстрактному обучению. Их азартность позволяет задействовать эмоциональный фактор. Игры ведутся на условные деньги, поэтому допущенные ошибки не так болезненны в эмоциональном, плане. Многие выпускники школ всю жизнь испытывают неодолимый ужас перед ошибками, особенно финансовыми. Игры позволяют ученикам всех возрастов совершать финансовые ошибки и учиться на них, не испытывая боли от потери реальных денег. В соответствии с теорией Рудольфа Штейнера о рубеже девятилетнего возраста, ребенок, убежденный в своей способности к финансовому выживанию, становится более уверенным в себе и менее зависимым от наличия гарантированной работы в вопросе обеспечения финансовой безопасности. Такой ребенок по мере взросления будет менее подвержен соблазну залезть в потребительские долги. И, что самое важное, знание принципов управления деньгами и работы с финансовой отчетностью может повысить уровень самооценки ребенка, готовящегося вступить в реальный мир.

    Пирамида обучения Игры используются с незапамятных времен

    Большинство игр, которые сегодня можно приобрести в магазинах, носят развлекательный характер. Однако с незапамятных времен они использовались для обучения. В королевских семьях детей обучали искусству стратегии с помощью шахмат. Так монархи готовили своих сыновей к руководству армией в случае войны. Хорошо развивала стратегическое мышление игра в триктрак. Я где-то читал, что принцы крови должны были в равной степени тренировать тело и ум, и такой тренировкой для ума служили игры. Наследники королей должны были учиться думать, а не просто запоминать ответы. Сегодня, когда необходимость готовить наших детей к войне отпала, нам остается научить их стратегии обращения с деньгами. Шахматы и “Денежный поток” похожи в том, что это игры без готовых решений. Их цель — заставить вас мыслить стратегически и планировать будущее. Каждый раз, когда вы садитесь играть, результат оказывается иным. Каждый ход или изменение позиции могут потребовать внесения корректив в оперативные планы, с тем, чтобы обеспечить достижение конечной стратегической цели.

    Игры помогают вашему ребенку предвидеть будущее

    Однажды, играя с нами в “Монопольку”, богатый папа сделал интересное замечание, которое навсегда врезалось мне в память. Показав на свою сторону доски, он спросил:

    — Сколько, по-вашему, понадобится времени, чтобы скупить всю землю на этой стороне доски и застроить ее красными отелями?

    Мы с Майком только пожали плечами. Нам было непонятно, к чему он клонит.

    — Ты хочешь сказать, сколько понадобится времени в игре?

    — Нет-нет. Я имею в виду реальную жизнь. Мы играем уже больше двух часов. Я скупил все участки на этой стороне доски и поставил на них красные отели. Теперь я спрашиваю вас, сколько, на ваш взгляд, нужно будет времени, чтобы проделать все это в реальной жизни?

    Мы с Майком снова пожали плечами. В одиннадцать лет мы слабо представляли, сколько времени могут занять такие действия в реальной жизни. Мы оба посмотрели на его сторону доски, где стояли подряд шесть красных отелей. Было понятно, что при любом ходе мы попадаем на один из его участков и должны будем заплатить солидный штраф.

    — Не знаю, — наконец произнес Майк.

    — Думаю, лет двадцать, — сказал богатый папа.

    — Двадцать лет! — у нас с Майком отвисли челюсти. Для пары подростков двадцать лет казались вечностью.

    — Годы бегут быстро, — заметил богатый папа и приступил к очередному уроку.

    — Большинство людей позволяют этим годам пронестись мимо, так ничего и не предприняв. Они не успевают и глазом моргнуть, как им уже за сорок, у них куча долгов, а детей пора устраивать в колледж. Многие так и не трогаются со старта. Они тратят большую часть жизни на работу за деньги. Залезают в долги и оплачивают счета.

    — Двадцать лет… — повторил я. Богатый папа кивнул и подождал, пока эта идея уляжется у нас в головах. Наконец он произнес:

    — Ваше будущее начинается сегодня. Потом он перевел взгляд на меня.

    — Если ты будешь делать то, что делает твой отец, а именно работать как вол, чтобы оплатить счета, то через двадцать лет окажешься там, где он сегодня.

    — Но двадцать лет, — сказал я недовольным тоном. — Я хочу разбогатеть быстро.

    — Все этого хотят. Проблема в том, что большинство людей делают то, что им говорят, то есть учатся, а потом находят работу. В ней — все их будущее. Они проработают двадцать лет, но в конце им нечем будет похвастаться.

    — Или мы можем все двадцать лет проиграть в эту игру, — сказал Майк. Богатый папа кивнул.

    — Выбирать вам, ребята. Это может быть игра на два часа, но она же может стать вашим будущим на следующие двадцать лет.

    — Наше будущее решается сегодня, — тихо произнес я, глядя на шесть красных отелей богатого папы. Он кивнул.

    — Так что это, всего лишь игра или ваше будущее?

    Отсрочка на пять лет

    Книга “Руководство по инвестированию” начинается с моего возвращения из Вьетнама и увольнения из морской пехоты в 1974 году. Первоначально я планировал приступить к выполнению моего двадцатилетнего плана в 1969 году, сразу после окончания академии, но из-за вьетнамской войны мне пришлось на пять лет отложить свои планы начать игру в реальной жизни. В 1994 году, ровно через двадцать лет после начала этой игры, мы с женой купили один из наших самых больших “красных отелей” и отошли от дел. Мне было сорок семь, а ей — тридцать семь лет. Игра в “Монопольку” позволила мне заглянуть в будущее. Она спрессовала двадцать лет обучения в два часа.

    Мое преимущество

    Я считаю, что мое преимущество по сравнению другими детьми, которые тоже играли в “Монопольку”, заключалось в понимании сути отчета о прибылях и убытках и баланса, то есть финансового отчета. Я понимал разницу между активами и пассивами, акциями и облигациями, разбирался в специфике разных сфер бизнеса. В 1996 году я занялся разработкой серии настольных игр “Денежный поток”, которые должны были стать связующим звеном между “Монополькой” и реальной жизнью. Если вы или ваш ребенок любите играть в “Монопольку” и желаете начать собственный бизнес или заняться инвестированием, то мои игры явятся следующим этапом процесса обучения. Мои обучающие игры немного сложнее, и овладение ими может занять немного больше времени. Но как только вы их освоите, то тоже сможете всего за несколько часов раскрыть для себя свое будущее.

    Ваш финансовый отчет — это ваш табель успеваемости в реальной жизни

    Как любил повторять мой богатый папа, “мой банкир никогда не просил показать ему мой табель успеваемости”. К этому он иногда добавлял: “Одна из причин появления у людей финансовых трудностей заключается в том, что они выходят из школы, не зная, что такое финансовый отчет”.

    Финансовый отчет — ключ к богатству

    Ключом к созданию и приумножению солидного состояния является финансовый отчет. Он есть у каждого человека, знает он об этом или нет. Финансовый отчет есть у любого бизнеса, у любого куска недвижимости. Прежде чем купить любой пакет акций какой-нибудь компании, всегда полезно взглянуть на ее финансовый отчет. Это ключ ко всем вопросам, связанным с деньгами. К сожалению, большая часть выпускников школ не знает, что такое финансовый отчет. Вот почему для большинства людей “Монополька” — это просто игра. Я создал серию игр “Денежный поток” для обучения заинтересованных людей тому, что такое финансовый отчет, как с ним работать, а также тому, как им взять в свои руки контроль над будущим и при этом получать удовольствие. Мои игры — это связующее звено между “Монополькой” и реальной жизнью.

    На следующих страницах вы увидите примеры финансовых отчетов, используемых в “Денежном потоке для детей” и в “Денежных потоках” 101 и 202, которые являются обучающими играми для взрослых. Обратите внимание на то, что хотя отчеты очень похожи, один из них больше подходит для восприятия неискушенным умом ребенка.

    В заключение

    Второй этап — самая важная часть учебного процесса. Познавательный момент обязательно должен сочетаться в нем с развлекательным. Обучение в сочетании с развлечением гораздо эффективнее попыток научиться обращению с деньгами, сопряженных со страхом их потерять. Я часто слышу, как, вместо того чтобы связать представление о деньгах с приятным ощущением веселья и азарта, родители только усугубляют в ребенке чувство страха и негативное отношение ко всему, что касается денег. Одним из самых главных поводов к семейным скандалам в наши дни являются деньги. Ребенок привыкает связывать слово “деньги” с чувством страха и ярости. Во многих семьях детей учат тому, что деньги достаются очень нелегко, появляются редко и заработать их можно только тяжелым трудом. Именно это мне постоянно приходилось слышать от своих родителей. Когда я приходил к богатому папе, он говорил мне, что деньги — это просто игра, и, к тому же, очень веселая игра. Поэтому я решил превратить процесс приумножения денег в игру своей жизни и по возможности получать от нее удовольствие.

    В следующих главах мы детально рассмотрим третий этап, включающий наиболее приближенные к реальной жизни (или, может быть, лучше сказать — к реальным деньгам?) упражнения, которые вы можете использовать для подготовки своих детей к вступлению в реальный мир.

    Глава 10

    Почему сбережения — верный путь к проигрышу

    Недавно одна моя знакомая обратилась ко мне за финансовым советом. Когда я поинтересовался, в чем ее проблема, она ответила: “У меня много денег, но я боюсь их куда-то вкладывать”. Всю жизнь она упорно трудилась и накопила около 250 тысяч долларов.

    Когда я спросил ее, почему она так боится инвестировать деньги, она сказала: “Потому, что боюсь их потерять”. Затем она добавила: “Эти деньги я заработала тяжким трудом. Я столько лет вкалывала, чтобы скопить эту сумму, но теперь, когда пришло время уходить на покой, я вижу, что ее не хватит, чтобы обеспечить меня до конца жизни. Я знаю, что деньги нужно куда-нибудь вложить, чтобы получать хорошие проценты, но если в этом возрасте я все потеряю, то уже никогда не смогу столько заработать. У меня просто не будет времени”.

    Устаревшая формула победы

    На днях я увидел по телевизору, как некий специалист по детской психологии, изображая из себя финансового советника, заявил: “Очень важно научить вашего ребенка копить деньги”. Далее в интервью шел обычный разговор о воспитании в раннем возрасте положительных финансовых привычек и стандартный набор избитых фраз типа “Копейка рубль бережет” и “Откладывайте деньги на черный день”.

    Моя мама часто повторяла своим четверым детям: “Не занимайте денег и не давайте в долг”. Папа говорил немного иначе: “Хотелось бы, чтобы ваша мама перестала занимать деньги, чтобы мы могли сделать кое-какие сбережения”.

    Я слышу, как многие родители наставляют своих детей: “Будешь учиться, получать хорошие отметки, найдешь хорошую работу, купишь дом и начнешь откладывать деньги”. Такая формула победы годилась для века промышленности, но в век информации подобный совет грозит превратиться в формулу поражения. Почему? Да просто потому, что в век информации ваш ребенок должен обладать более высоким уровнем финансовых знаний, а не ограничиваться простым хранением денег в банке или откладывать деньги на старость.

    Мнение богатого папы о сбережениях

    Мой богатый папа говорил: “Сбережения — верный путь к проигрышу”. Дело не в том, что он был против бережливости. Он говорил это потому, что хотел, чтобы мы с Майком смотрели дальше простого накопления путем экономии. В “Богатом папе, бедном папе” урок первый богатого папы гласил: “Богатые не работают за деньги”. Вместо того чтобы работать за деньги, он хотел, чтобы мы с Майком научились заставлять деньги работать на нас. И если считать сбережения одной из форм работы денег на нас, то, по его мнению, просто откладывать деньги и пытаться прожить на проценты с них — это заведомо проигрышная игра — и он мог это доказать.

    Несмотря на то, что эта тема была рассмотрена в предыдущих книгах, она достаточно важна, чтобы вернуться к ней еще раз. Она объясняет причину, по которой богатый папа говорил: “Сбережения — верный путь к проигрышу”. Кроме того, вы сможете лишний раз убедиться в том, почему так важно, чтобы ребенок как можно раньше понял, в чем суть финансовых отчетов.

    Я люблю моего банкира

    Во-первых, я люблю моего банкира. Заявляю об этом, потому что после предыдущих моих уроков на эту тему у многих людей сложилось мнение, что я терпеть не могу банков и банкиров. Ничего подобного. Правда заключается в том, что я люблю моего банкира, потому что он мой финансовый партнер и помогает мне стать богатым, а мне всегда нравятся люди, которые помогают мне стать еще богаче. Чего я не терплю, так это финансовой неграмотности, из-за которой многие люди пользуются услугами банкиров, чтобы помочь себе стать беднее.

    Когда банкир говорит вам, что ваш дом — это актив, возникает вопрос, говорит он вам правду или лжет? Отвечаю: “Ваш банкир говорит вам правду”. Весь фокус в том, что он не говорит вам, чьим активом в действительности является ваш дом. Ваш дом — это актив банка. Если вы умеете читать финансовые отчеты, вам не составит труда понять, почему это правда.

    На следующей странице расположена схема, наглядно показывающая, почему у большинства людей их дом — это актив банка.



    Если вы не поленитесь выйти в город и зайти в банк, чтобы заглянуть в его, финансовый отчет, вам станет понятно, как на самом деле работают финансовые отчеты. Финансовый отчет вашего банка:



    Изучая финансовый отчет вашего банка, вы вскоре заметите, что ваша закладная, занесенная вами в колонку пассивов, числится и у банка, но уже в колонке активов. Вот тут вы и начнете понимать, как в действительности работают финансовые отчеты.

    Полная картина

    Когда люди говорят, что это ничего не доказывает, и продолжают упорно причислять свой дом к активам, я провожу тест, в котором роль лакмусовой бумажки играет денежный поток — возможно, самое главное понятие в мире бизнеса и инвестиций. Согласно определению, если деньги текут вам в карман, то ваша собственность — это актив; а если деньги утекают из вашего кармана, то ваша собственность — это пассив. Взгляните на полный цикл движения денежного потока. Эта схема красноречивее тысячи слов:


    А как насчет сбережений?

    Возникает следующий вопрос: “Какое отношение все это имеет к тому, что сбережения — это путь к проигрышу?” И в этом случае ответ можно найти в финансовом отчете. Ваш финансовый отчет:



    Да, ваши сбережения — это активы. Но чтобы получить истинную картину и укрепить наш финансовый интеллект, давайте попробуем отыскать следы, оставленные денежным потоком. Финансовый отчет вашего банка:



    Если мы проведем аналогичный тест, определяющий путь денежного потока, результаты еще раз подтвердят правильность принципа, определяющего, что является активом, а что — пассивом.

    Налоговые стимулы для ваших долгов и налоговые санкции для ваших сбережений

    В начале 2000 года многие экономисты были встревожены отрицательным коэффициентом сбережений в США. Отрицательный коэффициент сбережений означает, что у нас, как страны в целом, было больше долгов, чем сбережений в банках. Экономисты стали говорить, что нам нужно поощрять стремление людей к накоплению денег. Их голоса, как набатные колокола, предупреждали о грозящей экономической катастрофе, связанной с огромной задолженностью страны азиатским и европейским банкам. В статье одного известного экономиста я прочитал: “Американцы растеряли доставшиеся нам в наследство от предков моральные принципы труда и сбережений”. Далее этот экономист винит во всем людей, а не систему, которую мы создали, когда наших предков давно уже не было на этом свете.



    Однако стоит нам только заглянуть в наше налоговое законодательство, как причина низкого уровня сбережений и чрезмерных долгов становится очевидной. Мой богатый папа говорил: “Сбережения — верный путь к проигрышу”, — не потому, что был против сбережения денег. Он всего лишь указывал на то, что могли видеть все. Во многих странах Запада для людей, оказавшихся в долгах, предусмотрено снижение налоговых ставок. Другими словами, людям предлагается стимул для дальнейшего увеличения суммы долга. Вот почему многие люди перебрасывают свои долги по кредитным карточкам на кредиты под стоимость дома.

    Вдобавок ко всему, для сбережений снижение налоговых ставок не предусмотрено. Тут все происходит с точностью до наоборот. С людей, откладывающих деньги, дерут налоги, а тем, кто по уши в долгах, снижают налоговые ставки. И не только это. Самые высокие проценты налогов платят не богатые, а те, кто работает больше всего и получает меньше всех. Мне кажется очевидным, что система создана для наказания тех, кто работает, и поощрения тех, кто занимает и тратит. И чем дольше наша система образования будет не в состоянии обучать детей принципам финансовой отчетности, тем менее грамотной будет становиться нация, не способная разобраться в цифрах и понять, что происходит на самом деле.

    Награда за сбережения

    Мой богатый папа однажды сказал: “За твои сбережения ты получаешь 4 процента, но инфляция растет тоже на 4 процента, поэтому ты остаешься при своих. Затем правительство облагает начисленные тебе проценты налогами, и в конечном результате на своих сбережениях ты просто теряешь деньги. Вот почему сбережения— верный путь к проигрышу”.

    Впоследствии богатый папа редко затрагивал тему сбережения денег. Вместо этого он начал учить нас тому, как заставить деньги активно работать на нас, а для этого нужно было приобретать активы или, как он говорил, “превращать деньги в богатство”. Мои мама и папа превращали свои деньги в долги, считая их активами, после чего им уже нечего было откладывать. И хотя они трудились изо всех сил, у них не было денег на сбережения, но они продолжали говорить своим детям: “Найдите работу, трудитесь упорно и откладывайте деньги”. Такой совет мог быть хорош для века промышленности, но для века информации он не годился.

    Как быстро движутся ваши деньги?

    Богатый папа не был против сбережений. Но вместо бессмысленного совета копить деньги он часто говорил о скорости движения денег. Вместо того чтобы советовать нам откладывать деньги и “сберегать их на старость”, он часто говорил о “доходности инвестиций” и “коэффициенте окупаемости капиталовложений” или, говоря другими словами: “Как быстро мои деньги вернутся обратно?”

    Приведем упрощенный пример. Предположим, я покупаю жилой дом за 100 тысяч долларов, внеся наличными 10 тысяч из моих сбережений. Через год доход от сдачи дома в аренду за вычетом выплат по закладной, налогов и прочих расходов составит 10 тысяч чистыми. Другими словами, я вернул свои 10 тысяч сбережений и при этом у меня остается дом — актив, который будет приносить мне дополнительные 10 тысяч в год. Теперь я могу взять эти 10 тысяч и купить какую-нибудь собственность или акции или вложить их в бизнес.

    Это пример того, что некоторые называют “скоростью обращения денег”. Мой богатый папа говорил проще: “Как быстро вернутся мои деньги?” или “Какова доходность моих инвестиций?”. Опытные финансисты ждут возврата своих денег, чтобы двинуться вперед и вложить их в новые активы. В этом еще одна причина, почему богатые становятся еще богаче, а все остальные берегут каждую копейку, пытаясь отложить что-нибудь на черный день или на старость.

    Игра на настоящие деньги

    В начале этой главы я рассказал историю моей старой знакомой, которая собралась уходить на пенсию по возрасту, имея 250 тысяч сбережений, и не знала, что ей делать дальше. По ее расчетам, на жизнь ей хватило бы 35 тысяч в год, но проценты на 250 тысяч никогда не дали бы такого дохода. На том же упрощенном примере с покупкой дома стоимостью в 100 тысяч за 10 тысяч взятых из сбережений я объяснил ей, как инвестирование может решить ее финансовые проблемы. Конечно, сначала ей пришлось бы научиться вкладывать деньги в собственность и отыскать такую собственность. Когда я стал рассказывать ей про “скорость обращения денег” и “доходность инвестиций”, она впала в умственное и эмоциональное оцепенение. Хотя мои объяснения были ей понятны, страх потерять нажитые непосильным трудом деньги наглухо отгородил ее разум от возможности найти новую формулу победы. Она не представляла другой жизни, кроме своей работы и накопления сбережений. Ее деньги и по сей день без движения лежат в банке, а когда недавно мы снова встретились, она сказала: “Я люблю свою работу и поэтому думаю поработать еще пару лет. Все лучше, чем сидеть дома”. Она пошла по своим делам, а я словно услышал голос моего богатого папы: “Одна из главных причин, заставляющих людей так много работать, в том, что они никогда не учились, как заставить свои деньги упорно трудиться на себя. Поэтому они всю жизнь гнут спину на работе, а их деньги бездельничают”.

    Научите ваших детей, как заставить деньги работать с максимальной отдачей

    Предлагаю несколько идей, которые вы, возможно, захотите использовать, чтобы научить своих детей тому, как заставить деньги работать на них с максимальной отдачей. Еще раз предостерегаю родителей от попыток принудительного обучения. Родительский талант заключается в том, чтобы найти способ пробудить в ребенке желание учиться, а не в том, чтобы заставлять его делать это.

    СИСТЕМА ТРЕХ КОПИЛОК

    Когда я был маленьким мальчиком, мой богатый папа попросил меня купить три разных копилки. На каждую из них он наклеил по ярлыку.

    Церковная десятина. Богатый папа верил в пожертвования церквям и в благотворительность. 10 процентов своего валового дохода он отчислял церкви. Он часто повторял: “Богу ничего не нужно, но люди нуждаются в возможности давать”. С годами я понял, что многие из богатейших людей в мире начинали свой путь к вершине с привычки отдавать десятину церкви.

    Богатый папа считал, что большей частью своего состояния он обязан церковной десятине, и объяснял это так: “Бог мой партнер. Если ты не платишь своему партнеру, он перестает работать, и тогда тебе приходится трудиться в десять раз больше”.

    Сбережения. Вторая копилка предназначалась для сбережений. Богатый папа неукоснительно придерживался правила иметь столько сбережений, сколько нужно для покрытия годовой суммы расходов. Например, если все его расходы за год составляли 35 тысяч, он считал необходимым держать в сбережениях 35 тысяч. Отложив необходимую сумму, остальное он жертвовал церкви. Если его расходы росли, то, соответственно, возрастала и сумма сбережений.

    Инвестирование. На мой взгляд, именно эта копилка больше всего способствовала моему стартовому рывку в жизни. В этой копилке я брал деньги, на которых учился рисковать.

    Моя знакомая, накопившая 250 тысяч, должна была завести такую копилку в девять лет. Как я уже говорил, когда ребенку исполняется девять лет, он начинает искать себя как личность. Думаю, что усвоенные в этом возрасте основополагающие принципы: не нуждаться в деньгах, не нуждаться в работе и вкладывать деньги, — помогли выковать мою индивидуальность. Вместо того чтобы искать гарантии финансовой безопасности, я выработал в себе финансовую уверенность.

    Другими словами, настоящие деньги из третьей копилки позволили мне рисковать, совершать ошибки, извлекать из них уроки и приобретать бесценный опыт, который служил и будет служить мне до конца моих дней.

    Мои первые деньги я вложил в редкие монеты, коллекция которых хранится у меня до сих пор. За монетами последовали акции, а за ними — недвижимость. Но самым главным активом, в который я вкладывал деньги, стало мое образование. Когда я сегодня говорю о скорости обращения денег и об окупаемости инвестиций, то говорю с высоты более чем сорокалетнего опыта. У моей знакомой, с ее 250 тысячами в сбережениях и перспективой скорого ухода на пенсию, такого опыта пока еще нет вообще. И именно этим объясняется ее страх потерять заработанные тяжким трудом деньги. Мой многолетний опыт позволяет утверждать это с полной уверенностью.

    С помощью трех копилок вы дадите вашим детям возможность накопить так называемый рисковый, или венчурный, капитал, который послужит им для приобретения бесценного опыта в самом юном возрасте. После того как они заведут три копилки и у них начнут развиваться положительные привычки, вы можете сводить их в какую-нибудь брокерскую фирму, где они смогут открыть счет, купить акции взаимных фондов или другие ценные бумаги на деньги, взятые из копилки с надписью “сбережения”. Я уверен, что, разрешив своим детям самим пройти через этот процесс, вы будете способствовать получению ими умственного, эмоционального и физического опыта. Я знаю слишком многих родителей, которые делают это за ребенка. Однако, помогая вашим детям приобрести первый маленький портфель инвестиций, вы лишаете их возможности получения столь необходимого опыта — а в реальном мире опыт не менее важен, чем образование.

    ПЛАТИТЕ СНАЧАЛА СЕБЕ

    Недавно я был приглашен на шоу Опры Уинфри (известной афроамериканской актрисы и телеведущей), где живейший интерес аудитории вызвал заданный мне вопрос: “Как вам удается платить сначала себе?” Я был потрясен, когда понял, что для многих взрослых идея платить сначала себе была абсолютно нова и трудна для понимания. Трудность заключалась в том, что слишком многие из них настолько глубоко увязли в долгах, что просто не в состоянии платить сначала себе. По дороге домой я думал о том, что с помощью системы трех копилок мой богатый папа приучил меня с малых лет платить себе в первую очередь. Сегодня, имея за плечами большой жизненный опыт, мы с женой по-прежнему держим три копилки на туалетном столике и все также отчисляем десятину церкви, откладываем и инвестируем деньги.

    Когда я изучаю жизнь очень богатых людей, то вижу, что идея платить себе первому заложена в их образ мышления изначально. Это краеугольный камень их жизненного фундамента. Недавно я слушал выступление ведущего специалиста в области инвестиций и финансового менеджмента, сэра Джона Темплтона, который говорил, что старается прожить на 20 процентов своих доходов, а остальные 80 процентов уходят на сбережения, отчисления церкви и инвестиции. Многие люди живут на 105 процентов своих доходов, и у них ничего не остается, чтобы заплатить себе. Вместо того чтобы платить сначала себе, они платят сначала всём остальным.

    БУМАЖНАЯ РАБОТА

    Со временем богатый папа несколько развил идею трех копилок. Он хотел убедиться в том, что мы с Майком сумеем правильно соотнести содержимое наших копилок с нашими финансовыми отчетами. Мы продолжали наполнять копилки, но теперь должны были отчитываться за них в упрощенных финансовых отчетах. Форма отчета была примерно такой:



    Если мы брали из копилки какую-то сумму, то должны были отчитаться за нее. Например, если я брал 25 долларов из денег, предназначенных для церковной десятины, и отдавал их на благотворительные цели или жертвовал церкви, то должен был указать их в своем ежемесячном финансовом отчете.

    В таком случае мой месячный финансовый отчет выглядел вот так:



    Наличие трех копилок и необходимость отчитываться за потраченные деньги в финансовом отчете дали мне финансовое образование и опыт, которого никогда не получает большинство взрослых, не говоря уже о детях. Мой богатый папа говорил: “Понятие учета сродни понятию ответственности. Если ты собираешься стать богатым, то должен уметь нести ответственность за свои деньги”.

    Мне трудно передать, насколько важную роль играет идея ответственности и учета в моей сегодняшней жизни. Она важна для каждого человека. Когда в банке вам вежливо отказывают в кредите, то во многих случаях это означает, что там обеспокоены вашим недостаточно ответственным отношением к деньгам. Когда Международный валютный фонд (МВФ) говорит, что какая-то страна недостаточно “прозрачна”, во многих случаях это означает, что он требует от правительства представления более ясных финансовых отчетов. Под прозрачностью имеется в виду такая степень понятности, чтобы каждая заинтересованная сторона могла без труда разобраться, куда и к кому направляются деньги. Другими словами, МВФ требует отчета от целого государства точно так же, как богатый папа требовал его от нас с Майком.

    Таким образом, абсолютно для всех, будь то маленький ребенок, семья, предприятие, церковь или огромная страна, умение управлять деньгами и нести ответственность за их использование является чрезвычайно важным качеством, которому стоит научиться.

    Первые шаги

    С помощью этой элементарной идеи использования настольных игр, трех копилок и простейших финансовых отчетов мой богатый папа смог ввести своего сына и меня в мир настоящих денег. И все же эта простая, по сути, концепция не всегда оказывалась легкой в осуществлении. Одним из наиболее важных уроков, полученных мною в результате этого процесса, стало осознание значимости финансовой дисциплины. Каждый месяц я должен был докладывать богатому папе о состоянии моих финансов. Каждый месяц мне приходилось отвечать за все мои деньги. Бывали такие месяцы, когда мне хотелось убежать и спрятаться, но, оценивая прошлое, хочу сказать, что наихудшими часто были месяцы, когда я узнавал больше всего о себе самом. К тому же, я уверен, что эта дисциплина помогла мне в школе, так как все мои академические проблемы были связаны не с нехваткой интеллекта, а с недостаточной дисциплинированностью.

    Вот таким образом мой богатый папа учил своего сына и меня обращению с деньгами в реальном мире. В следующих главах я предложу вам несколько более сложных упражнений, которые вы можете испробовать на практике, и несколько уроков, которые можно получить в процессе обучения. Необходимость усвоения этих уроков объясняется тем, что сегодня простое откладывание денег на черный день — это верный способ отстать от жизни в финансовом плане. В век промышленности идея сбережения денег могла быть достаточно прогрессивной. Однако в век информации она будет серьезным препятствием для стремительных перемен, вызванных стремительностью роста объема информации. В век информации вам необходимо точно знать, как быстро крутятся ваши деньги и насколько активно они работают на вас.

    Глава 11

    Разница между хорошими и плохими долгами

    Мои мама и папа потратили большую часть жизни на отчаянные, но бесплодные попытки выбраться из долгов. Мой богатый папа, наоборот, большую часть жизни посвятил тому, чтобы одалживать все больше и больше денег. Вместо того чтобы советовать нам с Майком избегать долгов и платить по счетам, он часто говорил: “Если вы хотите стать богатыми, вы должны усвоить разницу между хорошими и плохими долгами”. Дело в том, что сама тема долгов мало его интересовала. Он хотел, чтобы мы поняли разницу между тем, что хорошо и что плохо в мире финансов. Богатый папа был больше заинтересован в том, чтобы вытащить на свет божий наши финансовые таланты.

    А вы знаете разницу между тем, что хорошо и что плохо?

    Школьные учителя посвящают большую часть своего времени поискам правильных и неправильных ответов. Служители церкви большую часть своих проповедей посвящают теме борьбы добра со злом. Богатый папа тоже учил своего сына и меня понимать разницу между тем, что хорошо и что плохо, но только в мире денег.

    Бедняки и банки

    В детстве я знал много бедных семей, которые не доверяли банкам и банкирам. Многие бедные люди чувствуют себя неуютно, когда им приходится разговаривать с банкиром, одетым в дорогой костюм. Поэтому, вместо того чтобы идти в банк, многие из них просто прячут свои деньги под матрацем или в другом потайном месте, но только не в банке. Если кому-нибудь из них нужны деньги, такие люди объединяются, достают деньги из кубышек и одалживают собранную сумму тому члену общины, который в ней нуждается. Если им не удается одолжить денег у кого-нибудь из друзей или родственников, бедняки часто используют в качестве банка ломбард. Вместо того чтобы взять кредит под залог дома, они закладывают цепную пилу или телевизор под невероятно высокие проценты. Сегодня в некоторых штатах США беднякам приходится платить более 400 процентов годовых за краткосрочные кредиты. Такие кредиты часто называют “займами до получки”. Во многих штатах максимальный уровень процентных ставок ограничен, но все равно полученные таким образом деньги обходятся слишком дорого. Когда я узнал, насколько безжалостно обходятся подобные финансовые учреждения с бедными людьми, то понял, почему так много бедняков не доверяют людям в костюмах, и еще я понял, что доверие — это улица с двусторонним движением. Бедным кажется, что все банкиры сволочи, которые только и ждут, чтобы ободрать их до нитки, но и банкиры часто точно так же смотрят на бедняков.

    Средний класс и банки

    Мои родители, как типичные представители среднего класса, считали банки надежным местом для хранения денег. Они часто повторяли детям: “Это так же надежно, как деньги в банке”. Но, считая, что хранить деньги в банке — это хорошо, они были уверены, что занимать слишком много денег — это плохо. Вот почему мои мама и папа всегда старались оплачивать счета как можно быстрее. Одной из их главных целей было рассчитаться за дом и получить его в свою полную и окончательную собственность. Короче говоря, они считали, что банки — это хорошо, сбережения тоже хорошо, а займы и кредиты — плохо. Вот почему моя мама постоянно повторяла: “Никогда не занимай деньги сам и никому не давай в долг”.

    Богачи и банки

    В отличие от них мой богатый папа советовал нам с Майком развивать наш финансовый интеллект. Как уже говорилось в этой книге, одним из определений интеллекта является способность проводить более тонкие различия или умножать путем деления. Точнее, богатый папа не считал однозначно, что сбережения — это хорошо, а долги — плохо. Вместо этого он тратил много времени на то, чтобы объяснить нам разницу между хорошими и плохими сбережениями, хорошими и плохими расходами, хорошими и плохими долгами, хорошими и плохими убытками, хорошими и плохими доходами, хорошими и плохими налогами, хорошими и плохими инвестициями. Богатый папа учил нас думать и повышать наш финансовый интеллект путем проведения более тонких различий. Другими словами, чем лучше вы понимаете разницу между хорошими и плохими долгами, хорошими и плохими сбережениями, тем выше ваш финансовый IQ. Если вы однозначно считаете что-то, например долги, плохим или хорошим, значит, ваш финансовый IQ далек от совершенства.

    В этой книге мы не будем касаться конкретных различий между тем, что хорошо и что плохо. Но если вас заинтересовала эта тема, то в моей третьей книге “Руководство по инвестированию” вы найдете более подробные объяснения разницы между хорошими и плохими долгами, расходами, убытками, налогами и т. д.

    Цель этой книги — предупредить родителей об опасности таких утверждений, как

    — расплатись с долгами;

    — откладывай деньги;

    — оплати счета;

    — урежь расходы по кредитным карточкам;

    — не бери в долг.

    Еще раз повторяю: бедные склонны думать, что банки — это плохо, и избегают их; средний класс считает, что некоторые из банковских услуг — это хорошо, а некоторые — плохо; а мой богатый папа видит хорошее и плохое во всем. Советуя нам видеть во всех финансовых вопросах хорошую и плохую стороны, он развивал наши способности проводить более тонкие различия, а в результате мы повышали наш финансовый интеллект.

    Развивайте финансовый талант вашего ребенка

    Одним из наиболее важных уроков богатого папы стал урок, который он называл “думай как банкир”. Еще он называл его “алхимией денег — наукой о том, как свинец превратить в золото” или “наукой о том, как делать деньги из ничего”. Те из вас, кто прочел книгу “Богатый папа, бедный папа”, наверняка помнят забавную историю о том, как я учился думать подобно банкиру или алхимику (так называют человека, умеющего превращать свинец в золото).

    Вместо того чтобы считать банк абсолютным злом, как считают многие бедняки, или думать, что некоторые услуги банков — это хорошо, а некоторые — плохо, как думают многие представители среднего класса, богатый папа хотел, чтобы мы с Майком поняли принцип работы банка, На этой стадии нашего развития он периодически брал нас с собой в банк и оставлял сидеть в вестибюле и наблюдать за входившими и выходившими людьми. Затем, когда мы проделали это упражнение несколько раз, он спросил нас;

    — Ну расскажите, ребята, что вы видели? Так как нам было в то время примерно по четырнадцать лет, увидели мы немного. Мы с Майком пожали плечами и состроили скучные физиономии, как это обычно делают подростки, когда им задают трудный вопрос.

    — Видели людей, которые входили и выходили, — сказал Майк.

    — Да, — подтвердил я. — Это все, что я видел.

    — Хорошо, — сказал богатый папа и повел нас к стойке кассира. Там он сказал нам понаблюдать за женщиной, оформлявшей вклад.

    — Видели это? Мы кивнули.

    — Хорошо, — повторил он и повел нас к столу, за которым сидел один из управляющих банком. — А что вы видите здесь?

    Мы с Майком посмотрели на человека в костюме, который сидел там, заполняя финансовый отчет и разговаривая о чем-то с банкиром.

    — Точно не знаю, — ответил я. — Но, если я не ошибаюсь, он собирается взять ссуду.

    — Хорошо, — сказал богатый папа, показывая, что нам пора уходить. — Наконец вы увидели то, что нужно.

    Залезая в машину, нагревшуюся на горячем гавайском солнце, Майк спросил:

    — А что мы такое увидели?

    — Хороший вопрос, — ответил богатый папа. — Так что же вы увидели?

    — Я видел, как люди приходили в банк и вкладывали деньги, — сказал я. — А потом я видел, как другие люди приходили в банк, чтобы взять ссуду. Вот все, что я видел.

    — Очень хорошо. А чьи это были деньги? Деньги банка?

    — Нет, — сказал Майк. — Это были деньги людей. Банк делает деньги на деньгах других людей. Они берут деньги и ссужают их, но это не их деньги.

    — Хорошо, — снова повторил богатый папа. Затем, повернувшись ко мне, спросил: — А что делают твои родители, когда приходят в банк?

    Подумав минуту, я ответил:

    — Они изо всех сил стараются накопить денег. А если им приходится брать ссуду, то они стараются как можно быстрее ее погасить. Они считают, что сбережения — это хорошо, а долги — плохо.

    — Прекрасно. Ты очень наблюдателен.

    Повернув бейсбольную кепку козырьком назад, я только пожал плечами, говоря себе, что дело это нехитрое, и мы поехали в офис к богатому папе.

    Усевшись за стол, богатый папа достал свой желтый блокнот и нарисовал на чистой странице диаграмму финансового отчета:



    — Вам понятна эта финансовая картина? — спросил богатый папа, подвигая блокнот к нам.

    Мы с Майком некоторое время изучали схему.

    — Да, мне это понятно, — сказал Майк, а я только кивнул. К этому моменту мы проиграли столько разных финансовых сценариев, что быстро поняли ход мыслей богатого папы. — Банк занимает или хранит деньги, выплачивая владельцам сбережений. 3 процента, а потом выдает их заемщикам, но берет с них 6 процентов.

    Кивнув в знак согласия, богатый папа спросил:

    — А чьи это деньги?

    — Владельцев сбережений, — быстро ответил я. — Как только они попадают в банк, банкир сразу же старается их кому-нибудь ссудить.

    Богатый папа еще раз кивнул. После длительной паузы, позволив нам переварить полученную информацию, он сказал:

    — Когда я играю с вами в “Монопольку”, то часто говорю, что вам нужно найти формулу достижения большого богатства. Правильно?

    Мы кивнули.

    — Четыре зеленых домика, один красный отель, — тихо ответил я.

    — Хорошо. У недвижимости есть то положительное качество, что ее можно увидеть. Но теперь, когда вы стали старше, я хочу, чтобы вы научились видеть то, что глазами увидеть нельзя.

    — Нельзя увидеть глазами? — повторил я в замешательстве.

    Богатый папа кивнул.

    — Теперь вы повзрослели. Ваш ум более развит. Я хочу научить вас видеть умом то, что редко видят бедняки и средний класс, а они часто не видят этого, потому что не знакомы с финансовыми отчетами и с тем, как они работают.

    Мы с Майком сидели тихо, ожидая. Мы знали, что он собирается показать нам что-то простое и в то же время глубокое по смыслу, но понять всю глубину его мысли мы сможем, только если сумеем разглядеть, что кроется за простотой.

    Богатый папа придвинул к себе блокнот и нарисовал диаграмму своего финансового отчета:



    Мы с Майком долго сидели, уставившись в диаграмму. Как я и ожидал, схема была простой, но если мы сможем разобраться, что кроется за этой видимой простотой, то поймем, в чем ее глубокий смысл. Наконец я решился нарушить молчание:

    — Выходит, что ты занимаешь деньги и даешь их взаймы точно так же, как это делает банк.

    — Совершенно верно. Ты ведь знаешь, как часто твои родители говорят: “Не бери взаймы и не давай в долг”? Я кивнул.

    — Вот почему у них трудности с деньгами, — сказал богатый папа. — Для них главное сберечь деньги. Если они занимают их, то делают это, чтобы купить пассивы, которые они считают активами, — такие вещи, как дома и машины, вещи, которые требуют денег, а не приносят их. Затем им приходится долго и усердно трудиться, чтобы выплатить долг и получить право сказать: “Я владею этим целиком и полностью”.

    — А разве плохо, что они так делают? — спросил я.

    — Нет. Тут дело не в том, хорошо это или плохо. Все дело в образовании.

    — В образовании? — переспросил я. — А при чем тут образование?

    — А при том, — сказал богатый папа, — что твои родители недостаточно образованны во всем, что касается денег, и поэтому для них лучше всего — откладывать деньги и стараться как можно быстрее расплатиться с долгами. При их уровне финансового образования, или, как я говорю, “финансовой искушенности”, такой способ обращения с деньгами для них наиболее приемлемый.

    — Но если они захотят заняться тем, что делаешь ты, — вмешался Майк, — то им нужно будет повысить уровень их финансового образования.

    Богатый папа кивнул.

    — И я надеюсь дать вам обоим такое образование, прежде чем вы окончите учебу. Если вы не усвоите то, чему я собираюсь вас научить, до того как начнете жить в реальном мире, то, скорее всего, не усвоите этого уже никогда. Если вы выйдете из школы, не имея финансового образования, то жизнь вдоволь поиздевается над вами просто потому, что ваши знания о деньгах будут недостаточными.

    — Ты имеешь в виду, что жизнь нас научит? — спросил я. Богатый папа снова кивнул.

    — Значит, ты занимаешь деньги, чтобы делать деньги?

    — Совершенно верно,

    — А мои родители работают за деньги, а потом пытаются сэкономить, только чтобы не занимать. Богатый папа кивнул.

    — И вот поэтому им трудно стать богатыми.

    — Потому, что они работают изо всех сил ради денег, — добавил я, стараясь максимально прояснить ситуацию. Богатый папа кивнул и сказал:

    — Но человек не может работать больше, чем в его силах, и получать больше, чем ему полагается за сделанную работу. Для большинства людей существует предел зарплаты, которую они могут получить за свой труд.

    — Значит; должен существовать такой же предел для возможных сбережений, — добавил Майк. — Как ты говорил, налоги отхватывают приличный кусок зарплаты работников еще до того, как они ее получают.

    Богатый папа медленно откинулся в кресле. Похоже, мы справлялись с задачей. Повернувшись к диаграмме в блокноте, я показал на колонки активов и пассивов:



    — Значит, ты делаешь то же самое, что и банк: берешь ссуду в банке, а затем находишь способ заставить эти деньги делать еще больше денег.

    Богатый папа посмотрел на меня и сказал:

    — А теперь посмотрим на финансовый отчёт твоих родителей.

    Услышав эти слова, я съежился на своем стуле. Я понимал, что за этим последует. Это было ясно как божий день. Рядом со своей он нарисовал диаграмму финансового отчета моих родителей:



    Богатый папа, Майк и я сидели и обсуждали различия этих двух финансовых отчетов. Тогда я и представить не мог, насколько значительную роль сыграет этот простой урок в моей дальнейшей жизни, но должен сказать, что уже на следующий день я стал смотреть на мир совершенно другими глазами. Из этого простого примера мне предстояло извлечь столько уроков, что я занимаюсь этим и по сей день.

    Многие из уроков спрятаны очень глубоко. Мой совет: соберитесь с друзьями и обсудите, как самые незначительные различия могут со временем повлиять на жизнь человека. Не пожалейте времени на рассмотрение следующих вопросов:

    — К чему в конце концов приходят люди, если их финансовый рассудок позволяет, чтобы активы приносили меньше денег, чем съедают пассивы?

    — Сколько понадобится времени, чтобы накопить какую-то сумму, которую можно взять в долг? Например, сколько времени вы выиграете, взяв ссуду в 100 тысяч долларов, вместо того чтобы пытаться накопить ту же сумму при условии, что ваш заработок — всего 50 тысяч долларов в год и у вас есть семья, которую нужно кормить, одевать, и дети, за образование которых тоже надо платить?

    — Насколько быстрее вы сможете увеличить свое состояние, если будете занимать деньги и делать на них еще больше денег, вместо того чтобы трудиться изо всех сил, делать сбережения и потом пытаться делать деньги на этих сбережениях?

    — Почему один отец брал активы, то есть свои сбережения, и превращал их в пассивы (помните слова “сбережения — верный путь к проигрышу”?), в то время как другой залезал в долг и превращал его в активы?

    — Как можно приобрести такие навыки?

    — Каков кратко- и долгосрочный риск обоих типов финансовых отчетов?

    — Чему мы учим наших детей?

    Если вы согласны инвестировать ваше время в обсуждение этих вопросов, то, полагаю, вам не составит труда понять, почему лишь немногие становятся богатыми, а большинству приходится всю жизнь бороться за выживание. Причины многих финансовых поражений и побед вращаются вокруг денег, сбережений и долгов.

    ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ: НАЧИНАЙТЕ С МАЛОГО

    Богатый пала всегда говорил: “Обращайтесь с долгами так, как вы обращаетесь с заряженным ружьем”. Причина, по которой богатый папа часто напоминал о разнице между хорошими и плохими долгами, состояла в том, что долги способны сделать вас как богатым, так и бедным. Точно так же, как с заряженным ружьем, которое может защитить вас или убить, дело обстоит и с долгами. В сегодняшней Америке долги по кредитным карточкам не дают дышать многим семьям, даже хорошо образованным.

    Главная цель этой главы в том, чтобы дать вам какое-то время на обдумывание того, что вы хотите рассказать вашим детям о долгах. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок вырос и получил возможность довольно быстро стать очень богатым, то вам, как родителям, нужно обучить своего ребенка основным правилам получения денег в долг и управления долгами. Начинать такое обучение следует со знакомства с финансовым отчетом.

    Если вы рассказываете детям о долгах слишком мало или вообще ничего, то им, скорее всего, придется всю жизнь вести борьбу за финансовое выживание, трудиться в поте лица, откладывать каждый цент и пытаться избавиться от долгов.

    Следующие главы посвящены тому, как лучше приступить к повышению финансового IQ вашего ребенка. Ребенку с высоким финансовым IQ будет легче обуздать громадную силу, скрытую в долгах. Как говорил богатый папа, “всегда обращайтесь с долгами, как с заряженным ружьем”. Или еще так: “Вы должны понимать разницу между хорошими и плохими долгами”.

    Приступая к обучению вашего ребенка понятиям “хороших” и “плохих” долгов, “хороших” и “плохих” расходов, вы начинаете извлекать на свет божий скрытый в вашем ребенке финансовый талант.

    Глава 12

    Обучение на настоящих деньгах

    Когда мои мама и папа заявили, что у них нет денег, чтобы послать меня в колледж, я не расстроился. “Все нормально, — сказал я. — Мне не нужны ваши деньги, чтобы учиться дальше. Я найду способ самому заплатить за свое образование”. Я мог говорить так уверенно, потому что уже давно зарабатывал собственные деньги. Но вовсе не эти заработанные мной деньги должны были помочь мне получить диплом. Помочь мне должны были уроки, которые я получил, зарабатывая деньги. А началось все с того достопамятного дня, когда мой богатый папа лишил меня моих десяти центов в час. В девять лет я начал учиться выживать без посторонней помощи.

    Я перестал помогать своему сыну и начал его учить

    Недавно ко мне пришел один отец и с порога заявил:

    — Думаю, мой сын может стать вторым Биллом Гейтсом. Брайану всего четырнадцать, но он уже серьезно интересуется бизнесом и инвестициями. А после того как я прочитал ваши книги, то понял, что только портил его. Стараясь помочь, я фактически становился у него на пути. Поэтому, когда он пришел ко мне и сказал, что ему нужны новые клюшки для гольфа, я предложил ему попробовать решить проблему по-другому.

    — А каким образом вы становились у него на пути? — поинтересовался я.

    — Я учил его работать ради денег. При таком подходе, если бы он пришел ко мне и попросил эти клюшки, я сказал бы ему, пусть сам заработает денег и купит себе клюшки. Но ваши книги заставили меня понять, что я учил его быть работягой-потребителем. Я убеждал его в необходимости трудиться за деньги, вместо того чтобы помочь ему стать богатым человеком, который знает, как заставить деньги работать на него.

    — Так что же вы сделали по-другому?

    — Я сказал ему походить по району и узнать, кому нужно сделать какую-нибудь работу. Раньше я дал бы ему карманные деньги и посоветовал сэкономить на них себе на клюшки.

    — Очень интересно, — заметил я. — Вместо того чтобы внушать ему, что он заслуживает денег автоматически, вы посоветовали ему найти работу и заработать деньги.

    Утвердительно кивнув, гордый собой отец продолжил: — Я думал, что он распсихуется, но его заинтересовала возможность начать собственное дело и добиться чего-то самому, а не просить деньги у меня. Так он и сделал, подрядившись стричь газоны на все лето, и вскоре у него уже были 500 долларов, которых с лихвой хватило бы на клюшки. Но потом я предпринял совершенно неожиданный ход.

    — И что же вы сделали?

    — Я привел его в брокерскую компанию, и он купил на 100 долларов быстрорастущих акций взаимных фондов. Я сказал ему, что эти деньги пойдут на оплату его обучения в колледже.

    — Это хорошо, — заметил я. — Ну а потом вы разрешили ему купить клюшки?

    — Э-э нет, — протянул гордый родитель, чуть не лопаясь от гордости в предвкушении моей реакции. — Потом я сделал то, что сделал бы ваш богатый папа.

    — И что же это было? — осторожно поинтересовался я.

    — Я забрал у него 400 долларов и сказал, что подержу их у себя, пока он не найдет активы, которые смогут купить ему клюшки.

    — Что? — изумился я. — Вы сказали ему купить активы? Значит, вы еще больше затянули момент получения им заслуженного вознаграждения?

    — Да. Вы сами писали, что затягивание момента вознаграждения — это важный эмоциональный фактор развития интеллекта. Поэтому я забрал его деньги и отложил день получения награды.

    — А что произошло потом?

    — Ну, примерно полчаса он бесился, но потом понял, чего я добивался. Как только он осознал, что я пытаюсь его чему-то научить, то начал думать. И после того, как он понял, в чем была моя цель, он усвоил урок.

    — А в чем, собственно, состоял урок?

    — Он вернулся ко мне и сказал: “Ты пытаешься сохранить мои деньги, ведь так? Ты не хочешь, чтобы я растранжирил их на набор клюшек для гольфа. Ты хочешь, чтобы я достал себе клюшки, и при этом не выпустить из рук мои деньги. Ты этому хотел меня научить, да?” — отец лучезарно улыбнулся. — Он усвоил урок. Он понял, что теперь он может сохранить свои трудовые деньги и все равно получить клюшки. Я был так горд за него.

    — Надо же, — только и смог произнести я. — В четырнадцать лет он понял, что может получить клюшки и при этом сохранить деньги?

    — Совершенно верно. Он понял, что может иметь и то и другое.

    И опять я смог сказать только:

    — Надо же, — а затем добавил: — Большинство взрослых так никогда и не усваивают этот урок. И как он добился своего?

    — Он начал просматривать в газетах объявления в рубрике “Требуются…”. Потом он пошел в магазин принадлежностей для гольфа, познакомился там с профессионалами, чтобы узнать, чем они живут и в чем нуждаются. Через пару дней он пришел домой и сказал, что ему нужны его деньги. Он нашел способ сохранить их и получить клюшки.

    — Расскажите подробнее, — попросил я, с интересом ожидая ответа.

    — Через газету он нашел человека, который продавал торговые автоматы со сладостями. Затем он встретился со знакомым профессиональным игроком в гольф и попросил поговорить с владельцем магазина на предмет установки у него в зале двух автоматов. Игрок согласился, после чего сын пришел ко мне и попросил свои деньги. Мы пошли с ним к продавцу автоматов, купили две штуки и запас орешков и конфет всего на 350 долларов, а потом установили машины в магазине. Раз в неделю он забегал в магазин, чтобы перезарядить автоматы и забрать деньги. Через два месяца у него снова хватало денег на клюшки, даже с избытком. И вот теперь у него есть новые клюшки плюс стабильный доход с его шести автоматов, его активов.

    — С шести? Я думал, что он купил только два!

    — Так и было. Но как только он понял, что автоматы — это его активы, прикупил еще. И вот теперь его фонд на обучение в колледже стабильно растет, количество автоматов увеличивается, а времени и денег у него достаточно, чтобы играть в гольф сколько захочется, потому что ему не нужно работать за деньги, чтобы расплатиться за игру. Он собирается стать вторым Тайгером Вудсом, и мне не придется за это платить. Но что самое главное, он научился гораздо большему, чем в том случае, если бы я просто дал ему деньги.

    — Похоже, вам придется делать выбор между Тайгером Вудсом и Биллом Гейтсом?

    — Гордый отец рассмеялся.

    — Знаете, это, в принципе, не имеет значения. Главное — он теперь знает, что сможет стать тем, кем захочет.

    Он сможет стать, кем захочет

    Мы долго обсуждали важность уверенности его сына в том, что он сможет стать, кем захочет.

    — Мой папа говорил: “Успех заключается в том, чтобы стать тем, кем ты хочешь”, и, похоже, ваш сын уже добился успеха.

    — Полагаю, у него все хорошо. Он никогда не входил в круг школьной “золотой молодежи”. Они называют это “следовать ритму другого барабана”. Поэтому теперь, когда у него свой бизнес и свои деньги, мой сын нашел собственную индивидуальность, обрел чувство личной безопасности. Ему не нужно стараться увеличить свою популярность среди толпы “золотых мальчиков”. Думаю, оказавшись под защитой собственной индивидуальности, он задумается о том, кем он хочет стать, а не будет просто пытаться выглядеть “крутым” в глазах друзей. Вся эта история добавила ему изрядную порцию уверенности в себе.

    Я кивнул, припоминая свои последние годы в школе. С болью вспомнилось, что я так и остался чужаком, не войдя в круг своих ребят. Я не забыл, как тяжело и одиноко приходится тому, кого не признают и не принимают “крутые” одноклассники. Оглядываясь назад, я понимаю, что обучение у богатого папы помогло мне обрести чувство личной безопасности и уверенности, несмотря на “не слишком крутую” индивидуальность. Я хорошо понимал, что, хоть я и не был ни самым умным, ни самым “крутым” парнем в школе, но когда-нибудь стану богатым. А такая индивидуальность была нужна мне больше всего.

    — Скажите, — попросил отец, возвращая меня от школьных воспоминаний к действительности, — чем бы еще вы дополнили обучение моего сына? Он уже многого добился, дела у него идут как нельзя лучше, но я знаю, что ему есть еще чему поучиться. Что вы посоветуете?

    — Прекрасный вопрос, — ответил я. — Как у него дела с бумажной работой?

    — Бумажной работой? — удивился родитель.

    — Да, с документацией… с финансовыми отчетами. Все в ажуре?

    — Нет. Он только каждую неделю отчитывается передо мной на словах и показывает выручку, собранную с автоматов, и счета за покупку сладостей для их перезарядки. Но никаких письменных финансовых отчетов. А это не слишком трудно?

    — Думаю, он справится. Ничего особенно сложного в этом нет. Собственно говоря, для начала чем проще, тем лучше.

    — Вы имеете в виду составление текущих финансовых отчетов, как в “Денежном потоке”?

    — Да. Даже не таких сложных. Главное — чтобы по ним он мог составить общую картину своего финансового положения, а затем понемногу, но постоянно добавлял детали и проводил более тонкие различия. Когда он станет это делать, его финансовый IQ начнет расти, а вместе с ним — и его финансовые успехи.

    — Для нас это не проблема, — заверил меня отец. — Я пришлю вам копию первого финансового отчета, который мы составим.

    Мы пожали друг другу руки и отправились по своим делам. Примерно через неделю я получил по почте копию финансового отчета его сына. Выглядела она примерно так:



    Я послал ответное письмо с поздравлениями и комментариями. Мои комментарии включали вопрос: “А где его личные расходы?” Его отец ответил по электронной почте: “Теперь он ведет учет личных расходов в отдельном финансовом отчете. Не хочет смешивать торговые издержки с личными расходами”.

    Я тоже воспользовался электронной почтой: “Прекрасная идея. Очень важно знать разницу между личными расходами и средствами, вложенными в бизнес. Но как насчет налогов?” Ответ пришел незамедлительно: “Не хочу шокировать его раньше времени. Мы займемся этим в следующем году. Пока я даю ему почувствовать вкус победы. С налогами он — познакомится довольно скоро”.

    Восемь месяцев спустя

    Примерно восемь месяцев спустя его отец прислал мне по электронной почте копию последнего финансового отчета Брайана. “Хочу рассказать вам о последних успехах Брайана. Несмотря на последний спад на рынке, взаимный фонд, где он держит свои деньги на колледж, себя оправдал, и теперь у него там почти 6000 долларов. Он владеет уже девятью автоматами и подумывает о том, чтобы купить новый бизнес — монетные автоматы, такие же, как на игровых карточках в "Денежном потоке". Бумажной работы стало слишком много, и он нанял бухгалтера на полставки. Думаю, теперь самое время поговорить с ним о налогах и представить его фининспектору. Ему только что исполнилось пятнадцать и, по-моему, он уже готов ко встрече с реальным миром. Его табель финансовой успеваемости в полном порядке, и школьный тоже. После того как возросла его уверенность в себе, отметки тоже повысились”.

    Дальше шла приписка: “P.S. Брайан даже завел себе подружку и учит ее тому, чему научился сам. Она говорит, что он ей нравится, потому что не похож на других ребят, и она думает, что у него большое будущее. Кстати, мне почему-то кажется, что бизнес интересует ее даже больше, чем его. Его самооценка и уверенность в себе взлетели почти до небес. Но самое главное заключается в том, что он учится стать тем, кем он сам хочет стать, а не пытается быть таким, каким его хотят видеть остальные ребята. Спасибо. Отец Брайана”.

    Самые приятные моменты в моей работе

    В подавляющем большинстве письма, которые мы получаем по электронной и обычной почте, содержат положительные и воодушевляющие отзывы. Искренне признателен всем, кто прислал нам слова сердечной благодарности. Они вдохновляют нас не останавливаться на достигнутом. Однако наряду с 99 процентами положительных откликов есть и отрицательные. Иногда приходят комментарии такого рода: “Вы не правы. Не могу с вами согласиться” или “Вы порочите все, что мне дорого”. Но, как я сказал, подавляющее большинство приходящей корреспонденции носит положительный характер, и мы говорим вам спасибо за вашу поддержку, которая придает нам силы двигаться дальше. Наряду с этим мы высоко ценим мнение тех, кто указывает нам на ошибки, и сделаем все, чтобы их исправить. Поэтому мы всегда рады узнать ваши мнения — как одобрительные, так и критические. Для нас это одинаково важно.

    Нередко мне приходится читать и такие признания: “Вот если бы мне прочитать ваши книги и поиграть в ваши игры лет на двадцать раньше”. Таким людям я отвечаю: “Учиться никогда не поздно и спасибо за признание в том, что кое-что в вашей жизни можно было сделать иначе”. Но есть люди, которые защищают все, что они сделали в прошлом, обвиняют меня в надругательстве над всем, что им дорого, а потом продолжают делать то же, что и раньше, даже если эти методы больше не срабатывают. У многих из них была формула победы, которая обеспечивала им успех в прошлом, но затем перестала работать. А использование устаревшей, изжившей себя формулы победы неминуемо ведет к проигрышу.

    Самые приятные моменты в моей работе связаны с откликами родителей, чьи дети взялись за учебу, чтобы обрести финансовую безопасность, финансовую независимость и финансовую уверенность. Дети, которые начинают свое финансовое образование, не дожидаясь, пока им исполнится двадцать лет, придают моей работе особый смысл. Получив возможность обеспечить себе определенную степень финансовой безопасности и финансовой уверенности в самом раннем возрасте, они получают все шансы построить свою жизнь по тому образцу, какой им нравится.

    Прочный финансовый фундамент не может обеспечить вашему ребенку решение всех жизненных проблем. Фундамент — это всего лишь фундамент. Но если он достаточно прочен, то дети смогут спокойно расти и свободно принимать решения, которые позволят им прожить жизнь именно так, как они этого хотят.

    Молодые будущие миллионеры

    С тех пор как вышла в свет книга “Богатый папа, бедный папа”, ко мне приходят все новые и новые гордые родители, чтобы рассказать истории, похожие на те, что я приведу ниже. Каждая из них наглядно иллюстрирует инициативность и творческий потенциал конкретного ребенка и, на мой взгляд, по-своему поразительна.

    Шестнадцатилетний юноша из Аделаиды, Австралия, пришел ко мне и сказал: “Прочитав вашу книгу и поиграв в "Денежный поток", я купил мой первый участок земли, продал часть его и положил в карман 100 тысяч долларов”. Далее он рассказал, что с помощью своего отца-адвоката он провел эту сделку по мобильному телефону, находясь в комнате для самостоятельных занятий в школе. “Моя мама беспокоится, что эти деньги вскружат мне голову, но этого не произойдет. Я знаю разницу между активами и пассивами и планирую потратить эти 100 тысяч на покупку новых активов — но только не на пассивы”.

    Молодая девятнадцатилетняя девушка из Перта, Австралия, прочитав мою книгу, принялась исследовать окрестности и скупать дома для сдачи внаем, взяв в компаньоны собственную маму. Она сказала мне: “Мои доходы от аренды уже больше моей зарплаты продавщицы в магазине. Я не собираюсь останавливаться на достигнутом. Пока большинство моих друзей и подруг пьют в пабах пиво, я ищу, куда еще вложить деньги”.

    На презентацию одной из моих книг в Окленде, Новая Зеландия, пришла двадцатишестилетняя мать-одиночка и сказала: “Я сидела на пособии, пока моя подруга-врач не дала мне вашу книгу и не предложила: "Давай предпримем что-нибудь вместе". Так мы и сделали. Мы с ней купили клинику, в которой она работала, причем заплатили всего 1000 долларов наличными, а остальную сумму покрыли из денег, проходящих через кассу клиники. Всего одна сделка позволила мне превратиться из матери-одиночки, вынужденной жить на пособие, в финансово свободного человека. Сегодня я сижу дома с ребенком и только наблюдаю за тем, как врачи торопятся на работу в мою клинику. Теперь мы с подругой ищем новые возможности вложения денег, благо времени на это у нас предостаточно”.

    Поощряйте и оберегайте творческие способности вашего ребенка

    Думаю, вы обратили внимание на то, что большинство из этих молодых людей не боялись использовать долги для своего обогащения. Они не говорили: “Действуй наверняка и не рискуй”. Их не учили бояться ошибок и провалов. Вместо этого их поощряли идти на риск и учиться. Если внушить ребенку страх перед возможными ошибками, то этим можно покалечить или даже подавить в зародыше его творческий потенциал. То же самое происходит, когда родители говорят: “Делай как мы”. А когда мы рекомендуем ему думать самостоятельно, идти на риск и искать собственные ответы, то тем самым пробуждаем таланты ребенка, поощряем и оберегаем его творческие способности.

    Меня всегда поражает творческий потенциал молодежи. Рассказанные выше истории — это яркие примеры масштабности такого творчества. Поощряйте финансовое творчество ребенка, пока он не станет взрослым. Вместо того чтобы указывать детям, что им делать, позвольте им использовать природные творческие способности, найти собственные пути решения финансовых проблем и построить себе такую жизнь, которой им хочется.

    Наибольший из всех возможных рисков

    Один из наиболее частых отзывов, которые я получаю от родителей, играющих в “Денежный поток” со своими детьми: “Дети всегда у меня выигрывают. Они учатся намного быстрее, чем взрослые”. Этому есть много причин. Главная из них заключается в том, что детей пока еще не сковывает страх. У них впереди целая жизнь, и они знают, что если упадут, то всегда смогут снова подняться на ноги. Что же касается большинства взрослых, то чем старше мы становимся, тем больше боимся упасть.

    Раз уж нам суждено учиться на ошибках, то наибольшему из всех возможных рисков подвергаются те, кому приходится слишком долго ждать, пока они начнут эти ошибки совершать. У меня есть знакомые, которые больше двадцати лет действуют по одной и той же устаревшей схеме, и сегодня многие из них испытывают большие финансовые трудности. Причина их проблем в том, что в молодости они сделали недостаточно много ошибок. Теперь у многих из них нет для этого ни времени, ни денег, причем первое из этих двух условий, время, нам неподвластно. Поэтому прошу вас: не пренебрегайте моим советом, поощряйте стремление ваших детей играть на настоящие деньги и набираться финансового опыта, который сослужит им бесценную службу и поможет поднять их финансовое благосостояние, когда они станут старше. Потому что больше всех рискуют те, кто не идет на риск и не учится на своих ошибках смолоду. Чем старше человек, тем непоправимее ошибки.

    Глава 13

    Другие способы повышения финансового IQ вашего ребенка

    В июне 2000 года в Финиксе, штат Аризона, у меня брал интервью репортер местной газеты. Он был приятным человеком, но иногда демонстрировал скептицизм, почти на грани цинизма. Мы были примерно одного возраста и происхождения. Его отец был уважаемым судьей в Бостоне, где прошло его детство. И все же, несмотря на одинаковый возраст, социальное происхождение и академическую подготовку, мы находились на разных полюсах финансовой обеспеченности. В пятьдесят три года у него не было почти ничего, чтобы обеспечить себе старость. Он сказал мне:

    — Я планировал выйти на пенсию и написать мой великий роман, но теперь, похоже, мне до конца дней придется работать внештатным журналистом только для того, чтобы выкупить закладную и обеспечить детям еду на столе.

    Тогда я спросил его:

    — А почему бы вам не заняться инвестированием? Почему не купить здесь, в Финиксе, пару домов для сдачи внаем, а потом спокойно сидеть и писать ваш великий роман?

    И вот что он ответил:

    — Хороших вариантов в Финиксе больше не найти. Это можно было сделать лет десять назад, но теперь хороших сделок просто нет. Цены на рынке взлетели слишком высоко. Поэтому, когда рухнет рынок акций, и, возможно, вместе с ним рухнет рынок недвижимости. Думаю, что сейчас заниматься инвестициями слишком рискованно.

    После такого объяснения мне стало ясно, что этот человек обречен работать до конца жизни. Я предвидел, что он, скорее всего, так никогда и не отступит от своей формулы победы. Это можно было определить по его словам: раз он не изменил своих слов, то не изменит и свою жизнь.

    Богатство языка

    Благодаря тому, что у меня было два отца, я имел возможность подмечать, в чем сходство и в чем разница между ними. Мне было примерно четырнадцать лет, когда я начал понимать, что оба моих отца говорили на разных языках. Один говорил на языке школьного учителя, а другой — на языке бизнесмена и инвестора. Оба говорили по-английски, но совершенно разные вещи.

    Я очень остро реагирую на лексику, которую используют люди. Просто вслушиваясь в слова, я могу узнать о человеке очень многое. Например, у меня есть друг, который серьезно увлекается спортом. С ним всегда интересно поговорить, но только о том, что касается спорта. Если бы меня угораздило спросить его: “Каково отношение заемных средств к собственному капиталу у твоего дома?” — его глаза тут же стали бы круглыми, хотя вопрос, по сути, элементарный. Если бы я сформулировал тот же вопрос по-другому, он бы понял меня лучше. Вместо того чтобы ставить его в тупик, спрашивая об отношении заемных средств к собственному капиталу, я мог бы спросить: “Сколько ты должен за свой дом и сколько, по-твоему, он стоит?” Употребляя эти слова, я спрашиваю его о том же самом и ожидаю того же ответа, что и в первом случае. Разница в том, что, когда я использую одни слова, он меня понимает, но когда я выражаю свою мысль иначе, тут уж извините… Вот о чем мы и расскажем в этой главе — о силе слов.

    Говори своими словами — и все окажется проще простого

    Оба папы учили меня никогда не пропускать мимо ушей слова, которых я не понимаю. Оба папы советовали прерывать любого человека на полуслове и просить его объяснить то, чего я не понял. Например, однажды я сидел с богатым папой в офисе его адвоката, когда тот употребил несколько слов, которых богатый папа не понял. Богатый папа прервал его и спокойно сказал: “Подождите, я не понял то, что вы сейчас сказали. Пожалуйста, объясните мне это выражение на моем языке”. Богатый папа довел эту практику до крайности, особенно со своим адвокатом, большим любителем ввернуть красивое словцо или оборот. Когда адвокат начал свою речь примерно так: “Я, право, еще не изучил…” — богатый папа перебил его: “Что, значит, вы не изучили право? У вас же диплом юриста!”

    Мой умный папа как-то сказал: “Многим людям кажется, что, употребляя умные слова, которых никто не понимает, они выглядят умнее. Вся беда в том, что с такими умниками невозможно разговаривать”. Каждый раз, когда у меня возникали проблемы с финансовыми терминами, богатый папа говорил: “Говори своими словами — и все окажется проще простого”.

    Многие люди попадают в финансовые передряги только потому, что употребляют слова, которых не понимают. Классическим примером я считаю определение понятий активов и пассивов. Вместо того чтобы заставить меня вызубрить определение из толкового словаря, богатый папа дал мне определение, которое я мог понять и использовать. Он просто сказал: “Активы кладут деньги тебе в карман, а пассивы вынимают деньги из твоего кармана”. Для большей ясности он добавлял: “Если ты потеряешь работу, то активы тебя накормят, а пассивы съедят”.

    Если проанализировать эти определения, легко заметить, что формулировки богатого папы построены на описании физических действий, а не на абстрактных понятиях, положенных в основу определений, содержащихся в словаре Вебстера; где слово активы толкуется как “статьи балансового отчета, показывающие учетную стоимость имущества, находящегося в собственности”.

    Глядя на словарное определение, перестаешь удивляться тому, что столько людей считают свои дома активами. Во-первых, большинство из них даже не думали заглядывать в словарь. Во-вторых, они готовы слепо принять на веру любое определение, когда слышат его от человека, которого считают авторитетом. Так, они верят заверениям своих банкиров или адвокатов в том, что их дом является активом. Как я уже сказал, когда ваш банкир говорит, что ваш дом — это актив, он говорит правду. Ваш банкир умалчивает лишь о том, чьим активом является ваш дом. Я также говорил, что интеллект — это способность проводить более тонкие различия. Вот поэтому использование нескольких определений — это еще один способ проведения более тонких различий. В-третьих, если вы связываете какое-то слово с вашим личным опытом, вы понимаете его намного лучше. Если вы проанализируете схему пирамиды обучения, то поймете, почему так много людей слепо принимают на веру только теоретические определения слов.

    Большая часть современной системы образования после третьего класса, когда ребенку исполняется девять лет, базируется на методике чисто умственного обучения. Классы очищают от кубиков и игрушек, а учеников начинают приучать к восприятию отвлеченных знаний. Для ускорения учебного процесса от детей требуют безоговорочно верить всему, что они прочтут в учебниках или услышат от такого авторитетного человека, как учитель. На этом этапе система фокусируется на чисто умственном способе усвоения знаний. В эмоциональном плане ребенка приучают бояться ошибок, не задавать вопросов и не ставить под сомнение сказанное учителем. Физическое обучение, за исключением уроков рисования, музыки и занятий физкультурой в спортзале или на стадионе, практически отсутствует. Дети, обладающие вербально-лингвистическими способностями, делают успехи, но ученики с физическими или художественными склонностями начинают отставать. На этой стадии развития детей часто принуждают воспринимать отвлеченные понятия как истинные без всяких физических доказательств. Может быть, поэтому, когда банкир говорит: “Ваш дом — это актив”, — большинство людей только кивают и принимают это утверждение за истину, не требуя физических доказательств. Собственно говоря, этому нас учили с девяти лет.

    Пирамида обучения Сила существительных и глаголов

    Мой богатый папа старался вызывать у нас физические ассоциации с каждым новым термином или понятием. Вот почему его определения активов и пассивов всегда содержали ссылку на какие-нибудь материальные предметы (например, “деньги” и “карман”) и действия (например, “класть деньги в карман”). В своих формулировках он использовал существительные типа “деньги” и “карман” и глаголы типа “класть” — слова, которые нам с Майком были понятны. Чтобы не терять попусту время, которое вы инвестируете в обучение ваших детей науке о деньгах, пожалуйста, старайтесь использовать понятные для них слова. А если они склонны к физическому обучению, пожалуйста, будьте особенно осторожны и используйте определения, которые ваши дети могут увидеть, потрогать и почувствовать, независимо от того, сколько им лет. Прекрасными инструментами обучения являются игры, потому что они вызывают физические ассоциации с новыми финансовыми терминами, которые должен усвоить ваш ребенок.

    Сила слов

    В начале этой главы я рассказал об одном моем интервью. Репортер оказался очень неглупым человеком, примерно моего возраста, и я получил громадное удовольствие от беседы с ним. Наши взгляды и интересы в жизни во многом совпадали, но, когда речь зашла о деньгах, наши подходы к этой теме оказались диаметрально противоположными. Меня сразу же насторожили два момента, указавшие на то, что в разговоре о деньгах мне следует тщательно выбирать слова, иначе он поймет меня неправильно. Первый момент был связан с чрезмерной эмоциональностью затронутой темы, а второй — с моим благоговейным преклонением перед силой прессы. Она может без труда возвести вас на пьедестал или стереть в порошок, поэтому мне пришлось особенно тщательно продумывать выражения, в которых я излагал мои взгляды на все, что связано с деньгами. В качестве примера приведу отрывок из интервью:

    Репортер: Почему вы инвестируете средства в недвижимость, а не во взаимные фонды?

    Р. Кийосаки: Вообще-то я инвестирую и туда и туда, но то, что у меня больше денег вложено в недвижимость, — это правда. Должен сказать, что каждый тип инвестиций имеет свои преимущества и недостатки. Одно из преимуществ недвижимости состоит в том, что она дает мне больше возможностей контролировать размеры налогов и сроки их уплаты.

    Репортер: То есть вы хотите сказать, что люди должны искать возможность обходить налоги? Не слишком ли это рискованно?

    Р. Кийосаки: Я не сказал обходить, я сказал, что недвижимость дает мне больше возможностей контролировать мои налоги.

    Между тем, как определяются и как понимаются выражения обходить налоги и контролировать налоги, дистанция огромного размера. Мне пришлось битых двадцать минут втолковывать ему разницу между словами обходить и контролировать. Чтобы объяснить разницу между ними, я вынужден был сначала объяснить разницу между законами о налогах с наемных работников и законами о налогах с инвесторов, а затем — между налогами на взаимные фонды и налогами на недвижимость. Кстати, его неспособность понять меня правильно была связана главным образом с тем, что как наемный работник, он не имел почти никакой возможности контролировать свои налоги. Привыкнув не задумываться над этими вопросами, он стал воспринимать слово обходить в значении уклоняться, а большинству из нас хорошо известно, что уклонение от налогов карается законом. Поэтому, когда в моих словах “контролировать налоги” ему послышалось “уклоняться от налогов”, в мозгу сверкнул красный сигнал опасности и он воспринял мою идею в штыки. Как говорится, “чтобы изменить унцию представлений, о чем-либо, часто требуется тонна образования”. В данном случае тонна образования не потребовалась, но двадцать минут на разжевывание очевидных для меня понятий я потратил. Иначе разрядить возникшее напряжение было нельзя. А я решительно не хотел навлекать на себя гнев всесильной прессы только из-за того, что у кого-то в голове смешались два разных понятия.

    Репортер: От вашего откровения мало проку, потому что возможностей приобрести недвижимость больше нет. Цены на нее взлетели слишком высоко. И, кроме того, как я смогу найти эту недвижимость, дешево ее купить, привести в порядок и продать. У меня нет на это времени.

    Р. Кийосаки: Я не торгую недвижимостью. Я делаю инвестиции в недвижимость.

    Репортер: То есть вы хотите сказать, что приведение собственности в порядок и продажа с целью получения прибыли — это не инвестирование?

    Р. Кийосаки: Вообще-то, если рассматривать определение инвестирования в самом широком смысле, то, наверное, операцию купли-продажи недвижимости можно назвать инвестированием. Однако в мире инвестиций людей, которые покупают что-то, не планируя использовать эту собственность или владеть ею, чаще называют “торговцами”. Они покупают, чтобы продать. Инвестор обычно покупает, чтобы владеть, и использует активы для ускорения денежного потока и наращивания капитала. Это просто более тонкое различие.

    Репортер: Но разве для наращивания капитала вам не приходится продавать?

    Р. Кийосаки: Нет. Настоящие инвесторы прилагают все усилия, чтобы добиться прироста капитала, не прибегая к продаже или торговле своей собственностью. Видите ли, главная цель инвесторов — покупать и владеть, покупать еще и тоже владеть, снова покупать и снова владеть. Первоочередная задача настоящих инвесторов состоит в увеличении своих активов, а не в их продаже. Они могут продавать, но не ставят себе такой цели. По мнению настоящих инвесторов, на поиски стоящего объекта для инвестирования уходит столько времени, что они предпочитают купить и владеть. Торговцы покупают и продают, снова покупают и снова продают, надеясь на увеличение своего капитала при каждой сделке. Инвесторы покупают, чтобы владеть, а торговцы покупают, чтобы продать.

    Репортер некоторое время сидел и недоуменно тряс головой. Наконец он сказал: “Для меня это полная абракадабра”. Затем он вернулся в старую колею и задал следующий вопрос.

    Я чувствовал себя неловко, потому что мы начали углубляться в такие области, которые стоило обойти. Я изо всех сил старался говорить проще, но понимал, что это мне плохо удается. Пытаясь проводить более тонкие различия, я только больше запутывал ситуацию.

    Репортер: “Интересуют ли вас запущенные дома, которые можно отремонтировать и потом выгодно продать?

    Р. Кийосаки: Интересуют и такие, особенно если я могу купить их, чтобы потом владеть ими. Но, в принципе, ответ “нет”. Собственность, которую я ищу, не обязательно должна быть обветшалой и требовать ремонта.

    Репортер: Тогда что же вы ищете?

    Р. Кийосаки: Чаще всего я начинаю с поисков заинтересованного продавца. Когда людям нужно продать собственность как можно быстрее, они всегда готовы поторговаться и снизить цену. Или ищу банки, располагающие собственностью, на которую потеряно право выкупа.

    Репортер: Это звучит так, будто вы наживаетесь на людях, которые попали в беду. Разве это честно?

    Р. Кийосаки: Ну, во-первых, человеку нужно что-то продать, и он рад найти заинтересованного покупателя. И, во-вторых, разве вам никогда не хотелось избавиться от чего-то ненужного, да еще получить за это какие-то деньги?

    Репортер: И все же, мне по-прежнему кажется, что вы ищете людей, на которых можно нажиться. Если бы это было не так, стали бы вы скупать заложенное имущество, на которое потеряно право выкупа? Разве люди теряют это право не потому, что оказались в тяжелом финансовом положении?

    Р. Кийосаки: Я вполне понимаю, с какой стороны вы смотрите на эту ситуацию, и если повернуть дело так, то ваши выводы не лишены основания. Но, с другой стороны, банк лишает людей права выкупа за то, что они нарушили договор с банком. Ведь это не я лишил их права выкупа, это сделал банк.

    Репортер: Хорошо, я понял вашу мысль, но все равно считаю, что это всего лишь еще один пример того, как богатые обирают бедных и слабых. А теперь расскажите, что еще вы обычно ищете, помимо заинтересованных продавцов и имущества без права выкупа?

    Р. Кийосаки: Затем я делаю подсчеты, вывожу ВНР, внутреннюю норму рентабельности, и решаю, стоит ли овчинка выделки.

    Репортер: ВНР? А какое она имеет значение?

    Как только я произнес “ВНР”, то понял, что опять нарвался на неприятность. Нет, чтобы мне сказать “ПНИ” (прибыль на инвестицию). К тому же, я чувствовал, что по очкам в этой схватке репортер наступает мне на пятки. Мне нужно было срочно уходить из опасной зоны. Для того чтобы снова наладить взаимопонимание между нами, я должен был вспомнить простейшие определения, которые использовал мой богатый папа.

    Р. Кийосаки: Как я уже сказал, моя цель как инвестора — покупать и владеть. ВНР очень важна, потому что она показывает, насколько быстро я смогу вернуть мой исходный капитал, который часто называют “первоначальным платежом” или “авансом”. Мне нужно вернуть мой исходный капитал как можно быстрее, потому что я хочу найти и купить на него следующий актив.

    Репортер: А как же долг? Разве вы не заинтересованы как можно быстрее выплатить долг?

    И вот тут я понял, что интервью провалено окончательно. Я перестал изображать из себя учителя и напрямую изложил хранящуюся у меня в голове формулу инвестирования, предоставив ему решать, что написать в своей газете.

    Р. Кийосаки: Нет. Моя цель не в том, чтобы выплатить долг. Моя цель — сделать долг еще больше.

    Репортер: Сделать долг больше? Но зачем?

    Как я уже сказал, мне было ясно, что на интервью можно ставить крест. А когда я рассказал о налоговых рисках, связанных с убытками взаимных фондов, все стало еще хуже. Ему не понравилось то, что я сказал о взаимных фондах только потому, что все его деньги с его пенсионного счета были вложены во взаимные фонды. Пропасть непонимания между нами, вместо того чтобы сужаться, становилась все шире. Когда мы дошли до вопроса об инвестировании, я уже видел, что мы не просто разговариваем на разных языках, а находимся по разные стороны баррикад.

    Тем не менее, дело кончилось тем, что он написал на удивление точный отчет о моих инвестиционных идеях, несмотря даже на свое несогласие со многими из них. Больше того, перед тем как отдать статью в редакцию, он прислал мне копию на утверждение. Я направил ему письмо с благодарностями за объективность и разрешением на публикацию. Статья была написана настолько хорошо, что мне не пришлось вносить никаких исправлений. Однако через некоторое время он позвонил мне и сказал, что его редактор не пустил статью в печать по причине, которую господин редактор объяснить не удосужился.

    Почему для того, чтобы делать деньги, деньги не нужны

    Меня часто спрашивают: “Разве для того, чтобы делать деньги, не нужны деньги?” Обычный мой ответ: “Нет. Деньги — это всего лишь идея, а идеи оформляются словами. Поэтому, чем более тщательно вы станете подбирать слова для формулировки ваших идей, тем больше у вас шансов улучшить ваше финансовое положение”.

    Я вспоминаю выступления доктора Р. Бакминстера Фуллера в 1980-е годы. Во время одной из лекций, на которых мне посчастливилось присутствовать, Баки начал говорить о силе слов. Он сказал: “Слова — это самые мощные инструменты из всех когда-либо изобретенных человеческими существами”. После провала на экзамене по английскому в средней школе любые разговоры о словах наводили на меня глубокую тоску до того самого момента, когда я услышал, что этот великий человек говорил об их силе. Его лекции помогли мне осознать, что разница между моим богатым папой и моим бедным папой начиналась с разницы в их словах. Как я уже упоминал, мой родной отец пользовался словарем школьного учителя, а богатый папа использовал словарный запас человека из мира бизнеса и инвестиций.

    Первый шаг к богатству

    Когда люди спрашивают меня, что им "нужно сделать для укрепления их финансового положения в жизни, я отвечаю: “Вы сделаете первый шаг к богатству, если дополните свой словарь финансовой терминологией. Другими словами, если вы хотите стать богатым, начните с обогащения своего словарного запаса”. К этому я обычно добавляю, что в английском языке около двух миллионов слов, а повседневный словарь среднего человека редко превышает пять тысяч. Затем я говорю: “Если вы в самом деле имеете серьезное намерение стать богатым, поставьте себе цель выучить одну тысячу финансовых терминов, и тогда вы станете намного богаче тех людей, которые этими словами не пользуются”. Затем я предостерегаю их: “Но при этом вы не должны останавливаться на простом заучивании теоретических определений. Углубляйте ваше понимание, пока оно не заполнит умственную, эмоциональную, физическую, а затем и духовную сферы вашего разума. Если вы свободно владеете финансовым словарем, ваша уверенность в себе обязательно возрастет”. И напоследок я говорю: “Но самое главное в этой операции по инвестированию вашего времени заключается в том, что слова достанутся вам совершенно бесплатно”.

    Слова позволяют уму увидеть то, чего не видят глаза

    Интеллект — это способность проводить более тонкие различия. Провести такие различия вашему уму позволяют слова. Слова позволяют вашему уму видеть то, чего не видят глаза. Например, слово актив по значению противоположно слову пассив, но большинство людей не видит никакой разницы между ними; А простое знание этой разницы может сильно повлиять на финансовый результат жизни человека.

    В предыдущих книгах я писал о разнице между тремя видами доходов: трудовыми, пассивными и доходами от портфеля ценных бумаг. Все они входят в круг значений слова доходы, но между каждым из этих трех видов дохода существует огромная разница. Говоря своему ребенку: “Учись, получай хорошие отметки и найди работу”, — вы советуете ему работать, чтобы получать трудовой доход. Этот вид дохода плох тем, из всех трех перечисленных выше он облагается самыми высокими налогами и, кроме того, не дает вам почти никакой возможности контролировать налоги. Мой богатый папа советовал мне направить основные усилия на получение пассивного налога, который является основным видом доходов от недвижимости. Он меньше остальных двух облагается налогами и предоставляет наибольшие возможности для контроля над ними. Доход от портфеля ценных бумаг — это типичный вид доходов от активов в ценных бумагах и во многих случаях второй по предпочтительности. Как видите, разница в словах не слишком велика, но разница в результатах, которые заносятся в табель финансовой успеваемости человека, ошеломительна.

    Доход богатых

    Если вы просмотрите финансовый отчет любого человека, то без особого труда обнаружите, какой вид доходов этот человек считает первостепенным. В качестве примера приведем образец финансового отчета из игры “Денежный поток-101”.



    Работая и получая только трудовые доходы, трудно стать богатым, независимо от того, сколько денег вам платят. Если вы хотите стать богатым, научитесь превращать трудовые доходы в пассивные или в доходы от портфеля ценных бумаг. Именно этому богатые родители учат своих детей.

    Цифры еще больше подчеркивают различия

    Если к словам добавляются точные цифры, нагрузка на мозг резко возрастает. Большинство инвесторов в ценные бумаги знают, что между акциями, у которых отношение цены к прибыли равно десяти, и акциями, у которых это отношение равно пятнадцати, есть существенная разница. Кроме того, опытные инвесторы не станут покупать акции, руководствуясь только этим отношением, каким бы высоким оно ни было. Опытному инвестору необходимы дополнительные слова и дополнительные цифры.

    Кроме того, существует громадная разница в объеме полезной информации, которую сообщает тот, кто говорит: “В прошлом месяце наш бизнес принес нам очень большие деньги”, и тем, кто говорит: “В прошлом месяце наш бизнес принес 500 тысяч долларов валовой прибыли при коэффициенте доходности в 26 процентов, что было достигнуто в результате увеличения объема продаж по сравнению с предыдущим месяцем на 12 процентов, при одновременном снижении эксплуатационных расходов на 6 процентов”. Эта информация позволит мне получить более полное представление о компании и решить, стоит ли вкладывать в нее деньги. Эти дополнительные сведения снизят инвестиционный риск и увеличат мои шансы на получение дохода от инвестиций.

    Сила общения

    Сила богатого финансового словаря в сочетании с умением оценивать цифры могут обеспечить вашему ребенку стремительный финансовый старт в жизни. Одна из причин, по которым лично мне было скучно в школе, заключалась в том, что мне приходилось заучивать слова, не подкрепленные цифрами. На уроках английского меня учили использовать слова, а на уроках математики — цифры. Оторванные друг от друга, оба этих предмета нагоняли на меня скуку, и, казалось, не имели отношения к реальной жизни.

    Когда богатый папа начал преподавать мне науку инвестирования с помощью игры в “Монопольку”, я значительно обогатил мой словарный запас и полюбил математику. Стоило мне поставить перед цифрой знак доллара, как мой интерес к ней стремительно возрастал. Играя в “Денежный поток”, дети незаметно для самих себя приобщаются к совершенно новому для себя финансовому словарю и одновременно начинают получать удовольствие от математики.

    Объединенную силу слов и цифр мой умный папа называл “силой общения”. Как человека с академическим складом ума его всегда интересовал вопрос, чем и как можно объяснить стремление людей к общению. Он обнаружил, что люди общаются особенно активно, если они используют одинаковые слова и интересуются определением различий в значениях каждого слова. Он говорил мне: “Слово общение происходит от слова общество. Когда люди получают удовольствие от одинаковых слов, они организуются в общество. Те, кто использует другие слова или не интересуется их значениями, изгоняются из этого закрытого общества”.

    Сегодня все больше людей разговаривает на компьютерном жаргоне, пересыпая свою речь такими словами, как “мегабайт” и “гигабайт”. Все, кто любит и ценит байты и понимает разницу между “мега” и “гига”, становятся членами одного общества. Если вам не нравятся эти слова или вы не чувствуете разницы между ними, вас не примут в это общество. В этом и заключается сила слов и цифр. Они могут включить или исключить вас из процесса общения.

    Если вы хотите обеспечить вашим детям финансовый старт, попробуйте сначала познакомить их со словами из экономического словаря и научить их определять разницу между ними. Если вам это удастся, вы повысите их шансы быть принятыми в общество финансово грамотных людей. Тех, кто не владеет словами и не старается разобраться в их значениях, могут просто исключить из этого общества.

    Запомните слова моего богатого папы: “Между активами и пассивами очень большая разница, хотя это всего лишь два слова. Если вы не видите между ними никакой разницы, то это обязательно скажется на вашем финансовом отчете и на том, какую часть жизни вам придется потратить на работу”. К этому я могу добавить: “Добейтесь того, чтобы ваш ребенок усвоил разницу между активами и пассивами, — и вы обеспечите ему очень солидный старт в жизни”.

    Глава 14

    Зачем нужны карманные деньги?

    Не так давно мне довелось присутствовать при том, как один из моих знакомых дал своему сыну 100 долларов. Сынок взял их, положил в карман, повернулся и пошел, не сказав ни слова.

    Тогда мой знакомый бросил ему вдогонку:

    — Ты ничего не хочешь сказать? Даже спасибо не скажешь?

    Шестнадцатилетний подросток повернулся и спросил:

    — Спасибо за что?

    — За деньги, которые я тебе дал, — возмущенно произнес отец.

    — Это мои карманные деньги. Они мои по праву. К тому же, другим ребятам из моей школы дают намного больше. Но если ты считаешь, что я должен сказать спасибо, то я скажу. Спасибо.

    Парень запихнул деньги поглубже в карман и вышел за дверь. Превосходный пример уверенности в “праве на пособие”, которую развили в себе многие сегодняшние юнцы. К сожалению, подобное происходит сплошь и рядом. Шэрон Лектер говорит об этом явлении так: “Родители стали для своих детей чем-то вроде банкоматов”.

    Деньги как средство обучения

    — Деньги — лучшее из всех средств обучения, — говорил богатый папа. — С их помощью я могу научить людей всему, чему захочу. Стоит мне помахать у них перед носом парой долларов, и они готовы лезть из кожи вон. Деньги для людей примерно то же, что для животных угощение, которое использует дрессировщик при обучении их разным трюкам.

    — Разве не жестоко связывать деньги и образование таким образом? — спросил я. — Твои слова звучат грубо и бесчеловечно.

    — Я рад, что ты так сказал. Мне и хотелось показаться грубым и бесчеловечным.

    — Почему?

    — Потому, что я хотел, чтобы ты узнал другую сторону денег. Хотел показать тебе их силу над человеком. Хотел, чтобы ты оценил ее и научился уважать. Тогда, я надеюсь, ты не станешь злоупотреблять силой денег, когда они у тебя появятся.

    — Что ты имеешь в виду, когда говоришь “другая сторона денег”? — спросил я. Мне было уже семнадцать, и я заканчивал среднюю школу. До этого момента богатый папа учил меня добывать, хранить и вкладывать деньги. Теперь он начал учить меня чему-то новому.

    Богатый папа вынул из кармана монету, подержал в руке и сказал:

    — У каждой монеты две стороны. Запомни это. Он положил монету в карман и предложил:

    — Давай прокатимся до центра. Десять минут спустя богатый папа нашел место для парковки и опустил несколько монет в прорезь счетчика.

    — Уже почти пять часов. Надо поторопиться.

    — Поторопиться куда? — спросил я.

    — Идем. Увидишь, — сказал богатый папа, оглянувшись по сторонам, и быстро перебежал через улицу.

    Оказавшись на другой стороне, мы остановились и стали наблюдать за рядом розничных магазинов вдоль тротуара. Вдруг, ровно в пять, магазины начали дружно закрываться. Люди спешили сделать последние покупки, а из дверей выходили продавцы, говоря владельцам: “Спокойной ночи” и “До свидания”.

    — Видишь, что я имел в виду под дрессировкой? — сказал богатый папа.

    Я не ответил. Я понял, что за урок он хотел мне преподать. И этот урок мне не понравился.

    — Теперь ты понял, что я имел в виду, когда сказал:

    “Деньги — лучшее средство обучения”? — спросил богатый папа, проходя мимо закрытых магазинов. От притихших опустевших улиц веяло холодом, богатый папа изредка останавливался, чтобы рассмотреть приглянувшуюся витрину.

    Я молчал. Когда мы ехали домой, богатый папа повторил свой вопрос:

    — Так ты понял?

    — Понял. Ты хочешь сказать, что вставать каждое утро и отправляться на работу — это плохо?

    — Нет. Дело не в том, хорош или плох тот или иной образ жизни. Я только хочу, чтобы ты почувствовал громадную силу денег и понял, почему деньги — лучшее средство обучения.

    — Объясни, что значит средство обучения? Богатый папа на какое-то время задумался, а потом начал говорить:

    — До того как появились деньги, люди кочевали, занимались охотой и собирательством, существуя за счет даров земли и моря. В сущности, мать-природа предоставляла нам все, что было нужно для выживания. Но когда мы стали более цивилизованными и обмениваться товарами и услугами стало слишком неудобно, все большее значение начали приобретать деньги. Сегодня те, в чьих руках деньги, гораздо сильнее тех, кто по-прежнему торгует товарами и услугами. Другими словами, деньги взяли игру на себя.

    — Что значит “деньги взяли игру на себя”?

    — Видишь ли, еще несколько веков назад люди вполне могли выжить и без денег. Природа обеспечивала их всем необходимым. Если тебе хотелось есть, ты мог выращивать овощи, а чтобы полакомиться мясом, отправлялся в лес на охоту. Сегодня наша жизнь зависит от денег. Вряд ли ты сможешь выжить, выращивая овощи в городской малогабаритной квартире или на заднем дворе дома в пригороде. Ты не сможешь платить за электричество помидорами, а государство не примет убитого тобой, оленя в качестве налогового платежа.

    — Значит, ты считаешь, что деньги взяли игру на себя, потому что людям они необходимы для обмена на необходимые для жизни товары и услуги. Деньги и жизнь теперь неразрывны.

    Богатый папа кивнул.

    — В сегодняшнем мире трудно выжить без денег. Деньги и выживание — неразрывные понятия.

    — И поэтому ты называешь деньги лучшим средством обучения, — тихо сказал я. — Деньги — это средство выживания, и если у тебя есть деньги, ты можешь приучить людей делать то, что им вовсе не нравиться. Например, вставать утром и отправляться на работу.

    — Или прилежно учиться, чтобы получить хорошую работу, — добавил богатый папа с самодовольной улыбкой.

    — Но разве нашему обществу не нужны квалифицированные и образованные работники?

    — Еще как нужны. Система образования поставляет врачей, инженеров, полицейских, пожарных, секретарей, косметологов, летчиков, солдат и работников многих других профессий, необходимых для того, чтобы наше цивилизованное общество осталось цивилизованным. Я не говорю, что образование не имеет значения, и поэтому хочу, чтобы ты поступил в колледж, даже если тебе этого не хочется. Тогда ты поймешь, в чем сила денег как средства обучения.

    — Теперь я это понимаю.

    — Когда-нибудь у тебя будет очень много денег, — наставительно произнес богатый папа. — И когда это произойдет, ты должен ясно представлять себе масштабы силы, которую дадут тебе деньги, и осознавать всю меру ответственности за ее использование. И поэтому я надеюсь, что когда ты станешь богатым, то не станешь приучать людей быть рабами денег, а будешь учить их, как стать хозяевами своих денег и своей жизни.

    — Так же, как ты учишь меня.

    Богатый папа кивнул.

    — Чем больше само существование нашего цивилизованного общества зависит от денег, тем большую власть получают деньги над нашими душами. Так же как собаку с помощью “Чаппи” можно приучить к повиновению, человека с помощью денег можно приучить к покорности и заставить упорно трудиться до конца дней. Слишком много людей работают за деньги только для того, чтобы выжить, вместо того чтобы направить все силы на производство товаров и услуг, способных улучшить наше цивилизованное общество. И виной этому — сила денег, которые приучили их к такой жизни. У этой силы тоже есть хорошая и плохая стороны.

    Чему вы учите вашего ребенка с помощью денег?

    Меня удивляет, как много молодых людей считают, что заслуживают денег или “имеют право” на них. Уверен, так думают не все, но подобное отношение у молодых людей встречается все чаще. К тому же, для многих родителей деньги — это способ искупления вины. Многие родители слишком заняты на работе, и некоторые из них пытаются компенсировать деньгами недостаток любви и внимания. Я заметил, что те из них, кто может позволить себе няню на полный день, обычно используют эту возможность. Все большее число матерей-одиночек, владеющих собственным бизнесом, берут детей на работу, особенно в летние месяцы. Но все равно количество детей, которые остаются дома одни, настолько велико, что они даже получили полуофициальный статус “ребенка с ключами от квартиры”. Они приходят из школы и долгие часы остаются без присмотра, потому что их мамы и папы на работе — трудятся, чтобы обеспечить еду на столе. Как говорил мой богатый папа, “деньги — лучшее средство обучения”.

    Значение обмена

    Родители могут преподать своему ребенку важный урок на тему денег, если познакомят его с концепцией обмена. Для богатого папы слово обмен имело особое значение. Он говорил: “Ты сможешь иметь все, что захочешь, если не будешь бояться обменять что-нибудь ценное на что-нибудь необходимое”. Другими словами, чем больше даешь, тем больше получаешь.

    Люди часто просят меня стать их наставником. Где-то около года назад мне позвонил один молодой человек и спросил, не соглашусь ли я отобедать с ним. Я отказался, но он был слишком настойчив и после долгих уговоров все-таки меня уломал. За обедом этот молодой человек заявил:

    — Я хочу, чтобы вы стали моим наставником.

    Я сразу отказался, но он настаивал еще сильнее, чем приглашал меня на обед.

    Я долго отнекивался, а потом спросил:

    — А если бы я согласился, в чем заключались бы мои обязанности как наставника?

    — Ну, я хотел бы, чтобы вы брали меня с собой на переговоры, проводили со мной, по меньшей мере, четыре часа в неделю и показали мне, как вы осуществляете инвестиции в недвижимость. Я просто хочу, чтобы вы научили меня тому, что знаете сами.

    Я немного подумал над его предложением, а потом спросил:

    — А что вы дали бы мне взамен?

    Этот вопрос заставил молодого человека вздрогнуть и выпрямиться в кресле. Затем он продемонстрировал очаровательную улыбку и сказал:

    — Да ничего. У меня ничего нет. Поэтому я и хочу, чтобы вы учили меня, как учил вас ваш богатый папа. Вы ведь ему не платили, правда?

    Я откинулся на спинку кресла и пристально посмотрел ему в глаза.

    — Значит, вы хотите, чтобы я тратил мое время на ваше обучение тому, что я знаю, и делал бы это даром. Вы этого хотите?

    — Да, конечно. А чего еще, по-вашему, можно от меня ждать? Чтобы я платил вам деньги, которых у меня нет? Если бы у меня были деньги, я бы ни о чем не просил. Все, что мне от вас нужно, — это научить меня чему-нибудь. Научите меня, как стать богатым.

    Я непроизвольно улыбнулся, вспомнив, как много лет назад сидел за столом напротив богатого папы. На этот раз я сидел на его месте и имел возможность учить кого-то так, как учил меня он. Я поднялся и сказал:

    — Спасибо за обед. Мой ответ “нет”. Меня не интересует возможность стать вашим наставником. Но один очень важный урок я вам только что дал. И если вы сделаете из него правильные выводы, то станете тем богатым человеком, которым хотите стать. Подумайте — и вы найдете ответ, который ищете.

    Официант принес счет, и я указал ему на молодого человека.

    — Он заплатит.

    — Но что это за ответ? — спросил молодой человек. — Скажите мне. Хотя бы намекните.

    Десять просьб в неделю

    Меня часто просят стать чьим-нибудь наставником. Но что характерно, в подавляющее большинство таких просьб не включено одно из самых важных слов в мире бизнеса. И это слово — взамен. Говоря иначе, если вы просите о чем-то, то что вы готовы предложить взамен?

    Если вы читали книгу “Богатый папа, бедный папа”, то, может быть, помните историю о том, как богатый папа лишил меня десяти центов в час и заставил работать даром. Как я уже говорил, для девятилетнего мальчишки работа без оплаты стала чрезвычайно полезным уроком, который оказал влияние на всю мою последующую жизнь. Богатый папа отнял у меня десять центов в час не потому, что был жестоким человеком. Он лишил меня этих денег, чтобы преподать мне один из самых главных уроков на пути к богатству, урок обмена. Богатый папа называл деньги “средством обучения”. Под этим он подразумевал так же и то, что таким же эффективным средством обучения может быть отсутствие денег.

    Через много лет после того случая с работой задаром я спросил богатого папу, продолжил бы он мое обучение, если бы я не согласился работать бесплатно. Он ответил мне:

    “Нет, конечно, нет. Когда ты попросил меня заняться твоим обучением, я захотел убедиться, готов ли ты дать мне что-нибудь за мои уроки. Если бы ты не согласился дать мне что-нибудь взамен, то это был бы первый урок, который тебе следовало уяснить, получив мой отказ. Люди, которые надеются получить что-нибудь просто так, в реальной жизни обычно не получают ничего”.

    В “Руководстве по инвестированию” я рассказал историю о том, как я просил Питера стать моим наставником. Когда он в конце концов согласился, то первым делом попросил меня отправиться за мой собственный счет в Южную Америку и осмотреть там золотой рудник, который он собирался купить. Вот вам еще один яркий пример обмена. Если бы я не согласился съездить в Южную Америку или попросил бы его оплатить мне расходы, то уверен, что Питер никогда не согласился бы стать моим наставником. Эта поездка доказала серьезность моих намерений учиться у него.

    Скрытый урок

    В то время как урок обмена очевиден для большинства читателей этой книги, за ним стоит еще один, скрытый, урок, который преподал мне богатый папа, лишив меня десяти центов в час. Для большинства людей он проходит незамеченным, но исключительно важен для любого, кто стремится стать богатым. Очень важно начать учить этому вашего ребенка в самом раннем возрасте. Многие богатые люди усваивают этот урок очень быстро, особенно если их богатство заработано трудом, но многие труженики не воспринимают его до конца своих дней.

    Богатый папа как-то сказал мне: “Причина, по которой большинство людей не становятся богатыми, кроется в том, что их учат искать работу. Но если ты ищешь и находишь работу, то вряд ли когда-нибудь станешь богатым”. Потом он пояснил свою мысль, рассказав о том, что большинство людей приходят к нему и спрашивают: “Сколько вы будете мне платить, если я стану выполнять для вас эту работу?” Из этого он делал вывод: “Люди, которые думают и употребляют такие слова, скорее всего, никогда не станут богатыми. Бессмысленно мечтать о богатстве, если ты надеешься на то, что кто-нибудь заплатит тебе сполна за сделанную работу”.

    В “Богатом папе, бедном папе” за рассказом об отнятых у меня десяти центах в час следует история с книжками комиксов. Только благодаря ей мы смогли проникнуть в суть главного урока, скрытого за уроком обмена. Поработав некоторое время даром, я стал по-другому смотреть на некоторые вещи. Я начал искать не просто работу, а возможность открыть собственный бизнес или выгодно вложить деньги. Мой мозг учился видеть то, чего не видело большинство людей. Когда я начал собирать книжки комиксов, которые выбрасывала на свалку заведующая магазином — магазином богатого папы, в котором я работал за бесплатно, — я начал постигать один из самых важных секретов того, как стать богатым. И он заключался вовсе не в том, чтобы работать как можно больше за деньги и надеяться получить достойную оплату за свой труд. Как сказал мне позднее богатый папа, “причина того, что большинству людей не удается стать богатыми, в том, что их учили думать в первую очередь об оплате за сделанную работу. Если ты хочешь стать богатым, то должен думать сначала о том, скольким людям ты можешь оказать услуги”. Когда я перестал работать за десять центов в час, то прекратил думать об оплате за работу, сделанную для богатого папы, и начал искать способы оказывать услуги как можно большему количеству людей. Как только мой мозг заработал в этом направлении, я начал думать так же, как мой богатый папа.

    В сутках только 24 часа

    Сегодня большинство молодых людей учатся для того, чтобы получить профессию, а затем найти работу. Мы все знаем, что в сутках только 24 часа. Если мы продаем свой труд из расчета рабочих часов или других единиц времени, то сумма оплаты упирается в предел продолжительности рабочего дня. Например, если человек нанимается на работу за 50 долларов в час при восьмичасовом рабочем дне, то его потенциальный максимум зарплаты составит 400 долларов в день, 2000 долларов в неделю при пятидневке и 8000 долларов в месяц. Единственным способом увеличить эту сумму становится увеличение рабочего времени — и в этом одна из причин того, что, по официальной статистике правительства США, всего один из каждых ста американцев становится богатым к шестидесяти пяти годам. Большинство людей приучены думать в первую очередь о том, сколько им заплатят за сделанную работу, вместо того чтобы думать сначала о том, скольким людям они могли бы оказать услуги. Богатый папа говорил по этому поводу: “Чем большему числу людей ты оказываешь услуги, тем богаче становишься”.

    Большинство людей обучены оказывать услуги только нанимателю или определенному количеству клиентов. Богатый папа часто повторял: “Я стал бизнесменом потому, что хотел оказывать услуги как можно большему числу людей”. Иногда в подтверждение своей точки зрения он рисовал следующую схему из книги “Квадрант денежного потока”:



    Показывая на квадранты с левой стороны, он говорил: “Успех этой стороны зависит от физического труда”. Показывая на правую сторону, он говорил: “Этой стороне для успеха требуется труд финансовый”. К этому он обычно добавлял: “Между физическим и финансовым трудом большая разница”. Другими словами, ваш физический труд за деньги и финансовая работа ваших денег или вашей системы — совершенно разные вещи. Богатый папа сводил свою мысль к следующему: “Чем меньше мне приходится работать физически, тем большему количеству людей я могу оказать услуги, а взамен получить возможность сделать больше денег”.

    Главной целью моей работы над “Богатым папой, бедным папой” было найти способ оказать услугу как можно большему количеству людей, так как я знал, что если у меня все получится, то я смогу ощутимо приумножить мой капитал. До того как заняться книгой, я уже преподавал этот же предмет на семинарах, то есть физически, и оценивал свои уроки в четырехзначных цифрах. Несмотря на то, что деньги были неплохие, я оказывал услуги лишь ограниченному числу людей, а учебный процесс отнимал у меня слишком много сил и душевной энергии. Как только я понял, что мне нужно расширить круг потребителей моих услуг, решение писать, вместо того чтобы говорить, пришло само собой.

    Сегодня те же уроки стоят менее 20 долларов. Я оказываю услуги миллионам людей и делаю больше денег, выполняя гораздо меньший объем работы. Похоже, что отнятые у меня много лет назад десять центов в час продолжают окупаться по сей день, потому что скрытый урок богатого папы, который скрывался за уроком видимым, заключался в том, чтобы оказывать услуги как можно большему количеству людей. Как говорил богатый папа, “большинство людей, выйдя из школы, начинают искать высокооплачиваемую работу, вместо того чтобы искать пути оказать услуги как можно большему количеству людей”.

    (Те, кому интересно узнать, что говорил мне богатый папа о том, каким образом можно оказать услуги максимальному количеству людей, могут найти этот урок в моей третьей книге “Руководство по инвестированию”. Этот урок включен в треугольник Б-И, в котором содержатся рекомендации по привлечению идей и превращению их в многомиллионные проекты, предназначенные для оказания услуг как можно большему количеству людей. У многих есть великолепные идеи, которые могли бы сделать наш мир более комфортным для проживания, но проблема в том, что большинство оканчивает учебу, не имея навыков, необходимых для воплощения этих идей в реальный бизнес. Вместо того чтобы советовать своему сыну Майку и мне найти работу, богатый папа учил нас открывать свой бизнес, который смог бы оказать услуги как можно большему числу людей. Он говорил: “Если вы создадите бизнес, который реально сможет оказать услуги миллионам людей, в обмен на ваши усилия вы станете миллионерами. Если вы сумеете оказать услуги миллиарду людей, то станете миллиардерами. Это просто вопрос обмена”. Как раз этому вопросу и посвящена моя книга “Руководство по инвестированию”. Она рассказывает о том, как создать свой бизнес, потенциально способный оказать услуги миллионам, а может, и миллиардам людей, а не ограничиваться одним нанимателем или горсткой клиентов. Как говорил богатый папа, “богатым человека могут сделать женитьба на деньгах, скупость, алчность или мошенничество. Но легче всего стать богатым, проявив щедрость, и многие из самых богатых людей, которых я знаю, всегда были очень щедрыми людьми. Вместо того чтобы думать, сколько им заплатят, они думали о том, скольким людям смогут оказать услуги”.)

    Сколько мне платить своему ребенку?

    Мне часто задают вопросы примерно такого рода:

    — Сколько карманных денег я должен давать моему ребенку?

    — Нужно ли мне прекратить платить моим детям за все, что они делают?

    — Я плачу моему ребенку за хорошие отметки. Что вы на это скажете?

    — Нужно ли мне отговаривать ребенка от работы в магазине?

    Мой стандартный ответ на подобные вопросы звучит так:

    “Как вам платить своему ребенку, решать только вам. Все дети разные, и все семьи тоже”. Я просто, напоминаю вам об уроках моего богатого папы и прошу не забывать, что деньги — исключительно сильное средство обучения. Если ваши дети привыкнут получать деньги ни за что, то именно этим может закончиться их жизнь — ничем. Если ваш ребенок учится только ради того, чтобы ему платили за отметки, то что может произойти, если вас не будет рядом, чтобы заплатить им за учебу? Главное — как можно осторожнее подходить к использованию денег в качестве средства обучения, потому что, хотя деньги и являются сильным средством обучения, есть намного более важные уроки, которые ваш ребенок должен усвоить обязательно. Самыми важными являются скрытые уроки, стоящие за явными. И один из таких уроков учит нас оказанию услуг.

    Благотворительность начинается дома

    Мои мама и папа были очень щедрыми людьми. Но их щедрость была совсем не такой, как щедрость моего богатого папы. Когда мой папа возглавлял Департамент образования на Гавайах, он приходил домой, ужинал с детьми, а затем отправлялся на собрания Ассоциации родителей и учителей, проходившие два-три раза в неделю. Помню, как еще совсем маленьким я махал папе рукой из окна кухни, когда после ужина он на машине отправлялся оказывать услуги как можно большему количеству людей. Нередко, чтобы добраться до места, ему приходилось проезжать больше сотни миль, и тогда он возвращался далеко за полночь, а собственных детей видел только за завтраком.

    Наша мама часто брала нас с собой в церковь, где мы помогали ей на благотворительных продажах домашней выпечки или на распродажах старых вещей. Она свято верила в полезность добровольных мероприятий и просила нас делать то же самое. Как дипломированная медсестра, она регулярно принимала добровольное участие в акциях Красного Креста. Помню, как во время стихийных бедствий, таких как цунами или извержения вулканов, они с папой отсутствовали по несколько дней подряд, помогая пострадавшим. Когда им представилась возможность вступить в основанный президентом Кеннеди Корпус мира, они ухватились за нее обеими руками, несмотря на то, что очень много теряли в зарплате.

    Богатый папа и его жена руководствовались теми же принципами, что и мои мама с папой. Его жена активно работала в женской организации, которая постоянно собирала деньги на разные достойные цели, а сам он регулярно жертвовал деньги церкви и в различные благотворительные фонды и, к тому же, входил в правление двух некоммерческих организаций.

    Урок, который я усвоил на примере обеих родительских пар, заключался в том, что, независимо от того, социалист ты или капиталист, благотворительность начинается дома. И если вы хотите, чтобы ваши дети стали богатыми, научите их оказывать услуги как можно большему количеству людей. Этот урок будет для них поистине бесценным. Как говорил мой богатый папа, “чем большему количеству людей ты оказываешь услуги, тем богаче становишься”.


    Оглавление



    Источник: http://www.k2x2.info/delovaja_literatura/bogatyi_r...