Arms
развернуть
353440, г. Анапа, ул. Шевченко, д. 241
Тел.: (86133) 5-61-39

схема проезда
Анапский районный суд Краснодарского края
 
353440, г. Анапа, ул. Шевченко, д. 241Тел.: (86133) 5-61-39
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Оставьте ваше мнение о сайте
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение и анализ практики по уголовным делам о мошенничестве (ст. 159-1596 УК РФ), решения по которым вступили в силу в 2013 год.
версия для печати

I. Мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Вопрос 1. Отношение Конституционного Суда РФ к преюдициальности доказательств с предельной ясностью выражено в его Постановлении от 21 декабря 2011 г. N 30-П. Правовые позиции Суда сводятся к следующему: преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности; введение института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства - с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения; пределы действия преюдициальности судебного решения объективно определяются тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства (например, вина как обязательный элемент состава преступления не подлежит установлению в гражданском процессе); закрепление в процессуальном законе преюдициального значения обстоятельств по ранее рассмотренному делу не означает предопределенности окончательных выводов суда по уголовному делу ранее состоявшимся судебным решением, принятым в другом виде судопроизводства в иных правовых процедурах. Институт преюдиции подлежит применению с учетом принципа свободы оценки доказательств судом, вытекающего из конституционных принципов независимости и самостоятельности судебной власти.

Таким образом, наличие вступившего в силу судебного решения по рассмотренному судом гражданскому делу не исключает возможности привлечения лица к уголовной ответственности за совершение мошенничества.

2. В практике суда данные случаев не имелось.

3. Вменялись ли осужденному за мошенничество - по одному факту изъятия чужого имущества либо приобретения права на имущество -одновременно оба признака мошенничества: обман и злоупотребление доверием? Подобных случаев в практике суда не имелось.

4. Злоупотребление доверием, как способом совершения мошенничества, заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

5. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства) (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате").

6. Имели ли место случаи осуждения за мошенничество, когда
собственнику или владельцу имущества ущерб был причинен не изъятием
имущества либо противоправным завладением права на имущество, а
неполучением должного? – не имелось.

7. Имели ли место случаи вынесения оправдательных приговоров на том
основании, что потерпевший отрицал причинение ему обманным изъятием
имущества ущерба? - не имелось.

8. Имели ли место случаи осуждения за мошенничество, когда было
установлено, что лицо завладело имуществом путем обмана (например, при
получении кредита ложно заверяло, что собирается его вернуть, тогда как
исполнять в этой части кредитный договор заведомо не собиралось), однако
надлежаще обеспечило исполнение соответствующих обязательств, к
примеру, за счет принадлежащего ему имущества, стоимость которого
превышало сумму кредита? - не имелось.

Вопрос 9. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

Вопрос 10.

Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения мошенничества, присвоения или растраты в крупном или особо крупном размере должен решаться в соответствии с примечанием 4 к статье 158 УК РФ. Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере - один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере.

По мнению судей если умысел виновного был направлен на хищение имущества в крупном или особо крупном размере, однако по независящим от него обстоятельствам ему удалось похитить лишь часть этого имущества, и стоимость фактически похищенного также образовывала крупный или особо крупный размер (превышала двести пятьдесят тысяч рублей или один миллион рублей), квалифицировать содеянное следует как оконченное хищение соответственно в крупном либо особо крупном размере.

11. В каких случаях при осуждении за мошенничество его предметом
выступало право на имущество? Что именно в данном случае признавалось
таким правом (право собственности на недвижимое имущество, право
пользования имуществом, в частности право нанимателя, арендатора, доли,
акции, денежные средства на счете или др.)?

Как в данном случае определялся размер хищения (например, по номинальной либо рыночной стоимости акций, исходя из заключения эксперта и т.д.)?

Имела ли место по таким делам квалификация содеянного как покушения на мошенничество? Какие обстоятельства влияли на такую квалификацию? – подобных случаев в практике суда не имелось.

12. Как решали суды вопрос о том, требуется ли для осуждения за
мошенничество в форме приобретения права на имущество путем обмана
или злоупотребления доверием установление всех признаков хищения,
указанных в примечании к ст. 158 УК? В частности, необходимо ли, по
мнению судов, чтобы деяние в указанной форме обладало такими
признаками, как причиненный обладателю права ущерб (и как в таком случае
исчислялся такой ущерб) и корыстная цель? В практике суда данных случаев не имелось.

13. Если лицо несколько раз совершило мошенничество, содержащее
признаки только одного из преступлений, предусмотренных ст. 159 - 1596
УК РФ, и указанные действия были охвачены единым умыслом виновного,
квалифицировалось ли деяние как единое продолжаемое преступление?
Влияло ли при таких обстоятельствах на квалификацию то обстоятельство,
что посягательство осуществлялось на средства разных собственников,
например, нескольких банков при совершении деяния, предусмотренного
ст. 1591УКРФ? В практике суда подобных случаев не имелось.

14. Имели ли место случаи отмены (изменения) обвинительного
приговора, когда лицо было осуждено по ст. 159 УК РФ за хищение чужого
имущества, например, находившейся в собственности у потерпевшего
квартиры, тогда как правильной, по мнению вышестоящей инстанции,
являлась квалификация содеянного как приобретения права на имущество
путем обмана (либо злоупотребления доверием)? - не имелось.

15. Как определялся размер хищения при частичной безвозмездности
изъятия чуждого имущества путем обмана, например, когда лицо,
совершившее хищение такого имущества, скажем, автомашины под видом ее
покупки, до или в момент изъятия имущества передавало владельцу часть
стоимости данной автомашины: суды исходили из стоимости похищенного
имущества либо из разницы между стоимостью такого имущества и суммой,
переданной владельцу? Подобных случаев в практике суда не имелось .

16. Как понимается судами корыстная цель при совершении
мошенничества:

б) как стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою
пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным,
в том числе путем передачи его в обладание других лиц (включая лица
юридические), круг которых не ограничен соучастниками виновного и
близкими ему лицами.

17. Как квалифицировались действия лица, направленные на изъятие
чужого имущества путем обмана (злоупотребления доверием), если умыслом
лица охватывалось причинение потерпевшему значительного ущерба, однако
такой ущерб причинен не был по не зависящим от виновного
обстоятельствам (например, виду неправильной оценки виновным
имущественного положения потерпевшего, которое в действительности было
лучше, нежели это представлял виновный)? Влияло ли на оценку содеянного
как покушения на мошенничество установление других квалифицирующих
признаков преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ? - подобных случаев в практике суда не имелось.

18. Какие действия, совершенные виновным, давали основания для
квалификации содеянного по признаку использования служебного
положения? подобных случаев в практике суда не имелось.

19. Как судами решался вопрос о том, должно ли учитываться использование служебного положения одним из соисполнителей группового хищения при квалификации содеянного другими соисполнителями, которые при совершении преступления служебного положения не использовали, в том числе в связи с отсутствием у них соответствующих полномочий? Должны ли в этом случае применяться правила квалификации, предусмотренные ч. 4 ст. 34 УК РФ для уголовно-правовой оценки деяния соучастников специального субъекта?- подобных случаев в практике суда не имелось.

20.Что понимают суды под жилым помещением, лишение права на
которое предусмотрено в качестве квалифицирующего признака
мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ)?

Согласно Жилищному Кодексу РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства .

Уголовные дела, предусмотренные ст. 159 ч.4 УК РФ за изученный период нашим судом не рассматривались.

21. Какие сложности возникают у судов при рассмотрении уголовных
дел о мошенничестве с использованием способа «финансовая пирамида»? подобных случаев в практике суда не имелось.

20. Рассматривались ли уголовные дела о мошенничестве, предметом
которого был «материнский капитал»? – не рассматривались.

21. Рассматривались ли уголовные дела о мошенничестве, предметом
которого был мобильный телефон- в практике суда подобных случаев не имелось.

22. Рассматривались ли уголовные дела о мошенничестве, предметом
которого были средства организации (иного работодателя), переданные
сотруднику на основании подложной справки об оплате им проживания во
время командировки? Как в данном случае мошенничество разграничивалось
с присвоением вверенного лицу имущества работодателя? -не рассматривались.

23. Рассматривались ли уголовные дела о мошенничестве, совершенном
под прикрытием получения потребительских кредитов, кредитов для выдачи
зарплаты и т.п., когда, в частности, руководитель организации предлагал
сотрудникам заключить с банком кредитный договор, передать ему
полученные средства для выдачи зарплаты, обещая исполнить за них данные
обязательства по возврату кредита, однако заведомо не собирался обещанное
исполнять? Кто признавался потерпевшим: банк либо лица, получившие
кредит и затем передавшие эти средства виновному? – не рассматривались.

26. По каким объективным и субъективным признакам состава
преступления суды отграничивали мошенничество от преступления,
предусмотренного:

-ст. 165 УК РФ -ст. 171 УК РФ -ст. 238 УК РФ -ст. 330 УК РФ?

Подобных случаев в практике суда за изученный период не имелось.

31. Имели ли место случаи квалификации мошенничества по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 173 и 173 УК РФ?

не имелось.

П. Преступления, предусмотренные ст. 1591-1596 УК РФ.

Уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 1591-1596 УК РФ в практике суда не имелось.

Вопросов при применении норм о мошенничестве, требующих разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации у судей не возникало.

опубликовано 15.05.2014 19:23 (МСК)

Источник: http://anapa.krd.sudrf.ru/modules.php?name=docum_s...