главная » публикации » 

Современные подходы к анализу понятия «Здоровье» в аспекте формирования экологической культуры

О. С. Глазачев

При рассмотрении проблем глобального мирового кризиса все отчетливее и убедительнее формулируется вывод: культура перестала выполнять адаптивную функцию между человеком, обществом и природой. Биосфера исчерпала свои компенсаторные возможности сохранения гомеостазиса среды и каждого конкретного человека под мощным антропогенным прессом. Предстоит изменить, откорректировать культуру современного человеческого бытия, сделать ее адекватной природе и глубинным потенциальным возможностям человека.

Столь значительные социокультурные преобразования, изменение индивидуального и общественного мировоззрения, экосоциальный, целостный взгляд на мир обнаруживает и принципиально новые перспективы развития собственно валеологических, здравоохранных аспектов культуры. По сути, категория здоровья является центральной в понятийном аппарате и валеологии как образовательной дисциплины, и профилактической медицины, призванной быть в первую очередь медициной здоровых людей, ориентированной на диагностику и повышение уровня здоровья практически здорового человека.

Между тем, и в настоящее время, несмотря на актуальность проблем, связанных с диагностикой и восстановлением здоровья современного человека, существующие объективные представления о здоровье являются крайне разнообразными, в отдельных случаях неопределенными и зачастую имеют лишь описательный характер. В настоящей обзорной работе предпринята попытка разобраться в современном представлении о здоровье. Цель такого «разбора» - выявить методологические подходы к его оценке и коррекции.

Современные подходы к понятию «здоровье»

Длительное время понятие «здоровье» выводили из противопоставления с болезнью: отсутствие болезни означает здоровье. На основании такого подхода строились системы медико-социальной профилактики. До сих пор важнейшими принципами профилактической медицины считались принципы диспансеризации с целью выявления заболеваний и последующим наблюдением и лечением больных. Основные положения раннего выявления болезней сформулированы и одобрены ВОЗ. Наиболее существенными из них являются: выявляемые заболевания должны иметь социальную значимость, следует иметь возможности диагностики латентной стадии, исследование должно быть приемлемым для населения, затраты на выявление болезни должны соответствовать экономическим возможностям общества, выявление больных необходимо сделать непрерывным, а не эпизодическим, должна существовать возможность лечения выявленной болезни.

Однако в самой методике проведения диспансеризации существует множество проблем. Серьезные выводы по оценке периодических медицинских осмотров были сделаны канадской оперативной группой на основе трехлетних массовых исследований: ежегодные осмотры неизбирательными методами мало информативны и представляют собой ненужную трату времени, средств, усилий (Эльштейн Н.В., 1983). Поэтому особое внимание привлекло выделение так называемых групп риска - группы людей с повышенной вероятностью заболеваний. В этих случаях профилактическая программа становится результативной. Идеи были реализованы автоматизированными системами массовых многопрофильных обследований (AMMO), которые функционировали во многих странах (Щепин О.П., 1996). Однако речь в них не шла о выявлении дисфункций или скрытых, начальных форм заболеваний, находящихся на грани нормы, и уже только то, что исследование квалифицированными специалистами органов и систем до сих пор ведется, как правило, без общей оценки функционального состояния организма, противоречит социально-биологической сущности человека и перспективе сохранения здоровья.

Между здоровьем и болезнью существует множество связей, и даже самый больной человек обладает определенным уровнем здоровья (существенно сниженным). Поэтому метод оценки здоровья путем выявления или исключения заболеваний, в настоящее время большинством авторов признан абсолютно несостоятельным (Брехман И.И., 1990; Судаков К.В., 1993; Щедрина А.Г., 1989; Abelin Th., 1987; Canter D., Nanke L., 1990; Walsh D.C. et al., 1991).

В 1989 году на I Международном симпозиуме в Louvain-la-Neuve отмечена необходимость глубокой ревизии представлений о здоровье и было введено понятие «науки о здоровье» не как новой академической дисциплины, а как междисциплинарной проблемы с целью теоретической и практической трансформации и переориентации научных исследований, выявления фундаментальной природы здоровья, разработки теории и моделей для исследования (Canter D., Nanke L., 1990; Larson J.S., 1994). На симпозиуме были предложены новые биомедицинские концепции, экзистенционально-антропологические и культурологические парадигмы. Показано, что улучшение здоровья человека в текущем столетии достигнуто больше социальными условиями, чем медицинскими успехами.

Обобщающей теоретической концепцией в рассмотрении здоровья в последние десятилетия стал системный подход как закономерный этап развития биологических наук (Bertalanfi L., 1969). Современный системный подход позволяет достаточно точно рассмотреть иерархическую структуру биосоциальной сущности человека и очертить методологическую стратегию в выработке понятия здоровья индивида как состояния биологической системы - организма, являющейся также компонентом социальной системы - общества.

В развитии понятия здоровья в доступной литературе наметилось три основных направления. Первое из них можно охарактеризовать как вербальное, с накоплением вербальных признаков здоровья, второе - условно можно назвать «относительным», т.к. здоровье определяется относительно т.н. «нормы», и третье, менее развитое, фундаментальное исследование категории здоровья как определенного состояния сложной биосистемы – организма человека.

Из множества определений здоровья наибольшее распространение (по количеству ссылок и цитирования) получило определение, данное ВОЗ: «состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов» (Устав ВОЗ, 1946). Однако эта концепция по прошествии более 60 лет с момента ее опубликования требует существенной коррекции.

Вследствие неопределенности субъективного понятия «благополучие» в контексте «здоровье», тем более «социальное благополучие», которое далеко не всегда является признаком здоровья, хотя может влиять на него, а также недостижимость цели как идеальной, эта концепция рассматривается как неудовлетворительная (Лисицын Ю.П., 1996; Noack H., 1987). Нельзя также не согласиться с мнением В.А.Лищука и Е.В. Мостковой (1994) о том, что при определении здоровья термин «состояние» или его аналоги - «потенциал» и т.п. недостаточен (статичен, является описательным и характеризует по сути результат здоровья). Если же сопоставить здоровье с основной характеристикой человека - жизнедеятельностью, то интегральным показателем, отражающим состояние человека в динамике времени и средовых воздействий является жизнеспособность (Щедрина А.Г., 1989) или просто способность сопротивляться, приспосабливаться (Глазачев О.С., 1998), реализовать свои биологические и социальные функции (Larson J.S., 1994; Kofler W., 1996). «Здоровье - это способность жизни сохранять и развивать себя и среду своего обитания», т.е. - рекуррентное определение, родовое понятие - способность к адаптации (или самоорганизации) (Лищук В.А., Мосткова Е.В., 1994).

Среди конкретных элементов (признаков) здоровья ряд авторов предлагают выделять следующие: уровень и гармоничность физического развития, функциональное состояние организма, резервные возможности основных функциональных систем, уровень неспецифической резистентности и иммунной защиты, личностные качества человека (ценностно-мотивационные установки, эмоциональные особенности и т.п.) (Щедрина А.Г., 1989).

Сходные компоненты здоровья выделяют и некоторые зарубежные авторы, делая, однако, упор на социально-психологические качества: психологические, социальные, ролевые, общее восприятие благополучия (Koplin A.N., 1990; Steiner D.L., Norman S.R., 1995; Switenby S.J., 1987; Ware J.E., 1987).

He отрицая важности и обоснованности выделяемых компонентов здоровья, подчеркнем все же, что и функциональное состояние организма, и резервные возможности основных физиологических систем, как элементы здоровья, определяют его способность активно адаптироваться к условиям окружающей среды, то есть адаптационные возможности организма.

Для математического описания адаптационных резервов человека используется описание систем самоорганизации. Опыт построения такого типа математических моделей небольшой. К ним относятся модели, построенные участниками Римского клуба и И.Пригожиным, у нас в стране - школами В.М.Глушкова, Н.М.Амосова и Н.Н.Моисеева.

В многочисленных других определениях в качестве основных признаков здоровья используются: 1) отсутствие болезни, 2) нормальное состояние организма, 3) динамическое равновесие организма и среды, 4) способность к полноценному выполнению социальных функций, 5) полное физическое, духовное, умственное и социальное благополучие, гармоническое развитие организма, 6) способность приспосабливаться к динамическим условиям окружающей среды, 7) жизнеспособность, как интегральный показатель жизнедеятельности, т.е. осуществление биологических и социальных функций и пр.

Обобщая доступные в литературе определения, П.И. Калью (1993) выделил 5 концептуальных моделей определения здоровья: медицинская, биомедицинская, биосоциальная, ценностно-социальная, интегрированная модель.

В последней собраны все определения здоровья, содержащие несколько признаков.

Таким образом, здоровье, как и сам человек, представляется как целостное многомерное динамическое состояние человека, обеспечивающее определенный уровень жизнеспособности и жизнедеятельности за счет фундаментальных свойств - саморегуляции и адаптивности. Следовательно, степень развития у человека способностей к адаптации определяет уровень его стабильности, в конечном итоге – здоровье (Дмитриева Н.В., Глазачев О.С., 2000).

«Норма» и ее значение в определении здоровья человека

Второе - «относительное» направление определения здоровья неразрывно связано с развитием представлений о «норме». Традиционный подход к анализу здоровья позволяет уравнивать понятия «здоровье» и «норма». Однако, описанные выше представления о здоровье указывают на неправомерность такого отождествления.

Проблема «нормы» изучалась в течение всей истории медицинской науки и на протяжении веков являлась предметом самой ожесточенной дискуссии. Р.Уильямс (I960), исходя из реального факта индивидуальной и генетической неповторимости каждого человека, делает вывод о невозможности вообще разделения людей на нормальных и анормальных. Он утверждает, что нормальных людей вообще не существует, т.к. каждый человек «обладает такой уникальностью, что он не может повториться и не может быть переигран». W.Ramsey (1971) приходит к заключению о произвольности всяких общих посылок о норме. В рассуждениях Уильямса и Рамсея подобные выводы оправданы, т.к. они основаны на распространенном в современной медицине представлении о норме как о «типичном» или «среднестатистическом» варианте, и традиционно в качестве «нормы» признаются средние величины функциональных показателей практически здоровых людей. Подход к содержанию и интерпретации понятия «норма» ориентирован главным образом на оценку здоровья индивидуума и популяции с клинических позиций. Отклонение от нормы рассматривается как признак нарушения здоровья. При этом из анализа, как правило, исключается весь диапазон нормальных значений показателей, хотя именно он приобретает важное значение при диагностике состояний на грани нормы и патологии (Аболенская А.В. и др., 1996). Основная трудность интерпретации понятия «норма» в практике донозологических исследований определяется достаточно большими вариациями индивидуальных параметров, характеризующих отдельные системы организма. Эти вариации определяются возрастом, полом, временем суток, сезоном года, уровнем адаптированности исследуемых в отношении региональных факторов (Разоренов Г.И., Поддубский Г.Л., 1986). Эти авторы полагают, что, выполняя функциональные исследования на индивидуальном или популяционном уровнях, можно получить некую среднюю величину, которая является фоновым значением с определенными границами колебаний и может быть принята за «безнагрузочную норму» для данного региона.

Норму покоя с количественной стороны можно оценить с использованием нагрузочных тестов, что позволит определить границы реагирования отдельных систем организма и быстроту нормализации полученных сдвигов до исходного (фонового) уровня, а точнее еще один уровень физиологической нормы, нормы функциональных возможностей организма в данных условиях (Аболенская А.В. и др., 1996). В настоящее время такой подход рассматривается как несостоятельный прежде всего в силу известных меж- и внутри-индивидуальных различий величин физиологических показателей (Andersen K.L., Rutenfranz J., 1987; Goldberg M., Dab W., 1987). Кроме того, использование так называемой среднестатистической нормы вследствие ее огрубленности (разделение лишь двух крайних состояний - здоровья и болезни) не может способствовать определению пограничных состояний, в то время как именно это является принципиально важным для диагностики здоровья (Гичев Ю.П., 1990; Казначеев В.П., 1980).

Одним из основоположников клинической физиологии В.В. Париным норма рассматривалась как динамическое понятие, отражающее оптимальное состояние живой системы, при котором обеспечиваются ее максимальные адаптационные возможности. Исходя из философских категорий, в норме отражается такое качественное состояние жизнедеятельности, на которое количественные функциональные и структурные сдвиги в определенных границах существенно не влияют. Как указывает А.Г.Щедрина (1989), норма - это верхняя и нижняя демаркационные грани, в пределах которых могут происходить различные количественные сдвиги, не ведущие к качественному изменению в морфологическом и функциональном состояниях организма.

В некоторых работах (Царегородцев Г.И., 1998) показана целесообразность таких понятий как норма и норматив. Норма для каждого человека - явление объективное, реальное, индивидуальное и определяется как функциональный оптимум. Под оптимальным функционированием живой системы подразумевается наиболее согласованное и эффективное сочетание в ней всех процессов. Нормативы нередко устанавливаются специалистами. Некоторые авторы считают возможным определение нормы лишь на органном, тканевом и других уровнях, т.е. нормы нецелостного организма, полагая, что нормальной живой системой является система жизнеспособная, т.е. коадаптированная к среде система (Меерсон Ф.З., 1993). Рассмотрение нормы как динамической характеристики здоровья (но не идентичной здоровью) позволило некоторым авторам выделить несколько ее уровней (Goldberg М., Dab W., 1987): минимальный, для большинства, идеальный (для «идеально» здоровых людей без каких-либо отклонений в психосоматическом статусе) и специальный (для специально подготовленных и тренированных групп лиц - спортсменов, летчиков и т.п.). При этом особый интерес представляет разработка принципов выделения минимальной «нормы», т.е. самых минимальных изменений в организме при действии субэкстремальных факторов среды, когда человек уже не абсолютно здоров, но и не болен.

Наконец, существует представление, что «норма - это такое сочетание информативных параметров здоровья, которое обеспечивает оптимальный режим жизнедеятельности» (Апанасенко ГЛ., 1993). Таким образом, очевидно, что существует множество «норм», и «норма» оказалась совсем не «средней», а индивидуальной, что по сути еще менее понятно и еще более противоречиво.

С другой стороны, в последнее время все более популярными становятся представления о существовании индивидуальной нормы как оптимального состояния человека, не исключая при этом количественной и качественной близости ее основных параметров в определенной популяции (Рапопорт Ж.Ж., 1979; Альбертон Л.Н., 1989). Норма как видовое качество абсолютна, но в конкретных условиях неизбежны отклонения, не изменяющие ее сущности, для обозначения которых И.И.Шмальгаузен (1982) ввел понятие адаптивной нормы. Адаптивная норма индивидуальна для каждого, отражая особенности генотипа и адекватность реакции на экосоциальные воздействия.

Неопределенность понятия индивидуальности нормы закономерно выдвигает еще один методологический аспект - проблему типологии организма. Проблема типологии реакций тесно связана с конституцией организма. При этом в термин «конституция» вкладываются два резко отличающихся понятия. Первое - «конституция» как совокупность индивидуальных особенностей и свойств, обусловленных генетически и определяющих характер реакций всего организма на внешние воздействия; второе - «конституция» как тип телосложения, соматотип (Клиорин А.И., 1996). При таком подходе логичным является выделение частных конституций соответствующих физиологических, биохимических, психофизиологических уровней. Известны разработки индивидуально-типологических подходов к оценке состояния детей и взрослых - через типы кардиогемодинамики, вегетативных регуляций, биохимических параметров, степени развития психофизиологических функций и др. (Глазачев О.С., 2005; Хрисанфова Е.Н., 1990).

В этом плане представляет интерес концепция В.С.Мерлина (1986) об «интегральной индивидуальности», выражающая индивидуальное своеобразие, характер связи между всеми свойствами человека. Основное положение теории интегральной индивидуальности человека состоит в том, что человеку присущи свойства всех ступеней развития материи, начиная от химических и кончая социально историческими (Мерлин B.C., 1986; Русалов В.М., 1991). Интегральную индивидуальность характеризует целостная система свойств различного иерархического уровня, подчиняющихся различным закономерностям, причем если между свойствами одного иерархического уровня существует детерминистичекая связь, то для обозначения связей между иерархически разноуровневыми свойствами В.С.Мерлин (1986) предложил термин «телеологическая» (много-многозначная). Это означает, что индивидуальность человека можно представить как констелляциию типологических классификаций разных уровней - биохимического, соматотипического, нейродинамического, психодинамического, личностного а, не наоборот, выводить все свойства человека из закономерностей какого-либо одного уровня, как у Р.Уильямса (1960) или Г. Айзенка (Eysenck H.J., 1981).

Следует также указать на интересные попытки в качестве критериев физического здоровья и индивидуальной нормы использовать морфологические показатели - типы конституции. Проблема конституции человека также возникла в глубокой древности и связывалась с понятиями красоты, здоровья, темперамента, характером и пр. Понятие конституции сегодня превратилось в интегральный показатель состояния здоровья человека и реально претендует на методологическую основу дальнейшего развития системы профилактики (Казначеев В.П., Казначеев СВ., 1986, Клиорин СИ., 1994, Sudakov K.V., Glazachev O.S., 2001).

Из вышесказанного ясно, что взгляд на болезнь как на результат полома здоровья, истощения адаптационных механизмов достаточно обоснован. Исходы адаптационного поведения биосистемы представляются как объективно регистрируемые стадии, на которых организм пытается приспособиться к новым для него условиям существования путем изменения функционирования отдельных систем и соответствующего напряжения регуляторных механизмов. По сути, такие стадии являются хорошо структурированными и дифференцированными различными функциональными состояниями организма.

Фундаментальные науки в исследовании проблемы здоровья

«Фундаментальная наука до сих пор не имеет методов изучения здоровья и не рассматривает здоровье как фундаментальную общенаучную характеристику жизнеспособности, присущую всему живому» (Лищук В.А., Мосткова Е.В., 1994). Нельзя не согласиться и с В.Goodwin (1992), что в биологии и медицине до сих пор нет теории целого организма как самоуправляющейся, динамической, трансформирующейся сущности, всегда подверженной развитию быстрому или медленному. Тем не менее, в качестве третьего, фундаментального направления исследований проблемы индивидуального здоровья может быть представлена теоретическая концепция о том, что регулирующие свойства в развитии организма могут быть описаны в терминах поля (Goodwin В., 1992). Все исследования в биологии и медицине концентрируются на частях целого - анатомии, физиологии органов и т.д. вплоть до молекул. Как замечает B.Goodwin (1992), машина составляется из частей, но в организме целое генерирует части, что хорошо иллюстрирует эмбриология. Поле определяет функциональный порядок частей в организме, гармонию их взаимодействия и развития, именно поле дает организму интегральные свойства и восстанавливает гармонию в частях при ее нарушении, с окружающей средой, т.к. в терминах поля может быть описано и социальное поведение человека (Goodwin В., 1992).

В последние годы выдвинуто немало теорий и гипотез о природе единого поля (Човник Ю.В., 1998; Нефедов Е.И., Яшин А. А., Яшин С. А., 1999), при этом полагают, что основу его составляет электромагнитное поле, которое рассматривается в качестве преимущественного носителя информации между природными объектами (Яшин А.А., 1999). Однако эти концепции имеют пока проблемный характер и столь же проблемны методы оценки уровня здоровья человека, основанные на общих представлениях о поле. В терминах поля наиболее адекватными методами определения функциональных резервов организма могут быть только неинвазивные методы. Так, Б.Гудвин (1992) рассматривает открытие эмиссии фотонов организмами (Рорр F., 1986) как показатель состояния организма и его изменений, т.к. существуют определенные корреляции с условиями внутренней когерентности такого излучения. Следует отметить, что, несмотря на ряд спорных положений и отсутствие связи с накопленным опытом медицины, это направление исследований одно из быстро развивающихся в диагностике и терапии.

Другим, быстро формирующимся подходом к определению состояния целостного организма, который также можно определить как фундаментальный, является системно-симметрийный подход к анализу соотношения частей и целого в сложных системах и оценке отношений элементов внутри системы на основе принципов симметрии (Система. Гармония. Симметрия, 1988). Разработаны методологические приемы количественного описания соотношения элементов системы и на этой основе построение идеальной системы и определения степени отклонения конкретного объекта от нее. Такой методологический инструментарий позволил выявить инвариантные коэффициенты в анатомии человека (Петухов С.В., 1988; Васютинский Н.П., 1990), биоэлектрической активности головного мозга, физиологии сердечно-сосудистой системы (Цветков В.Д., 1984; Дмитриева Н.В., 1993). Выдвинуто представление о геометрии живого, которая обеспечивает эффект аккумуляции множественной информации в организме (Лощилов В.И., 1998). Это открыло путь для использования геометрических методов анализа живого организма. Так, исследования органов человека с помощью фрактальной геометрии показали, что фрактальная размерность очень важная и доступная измерению характеристика живой системы (Грызлова О.Ю., 1998).

В последние годы много внимания уделяется биоритмологическим исследованиям. В связи с бурным развитием информационных подходов в биологии и медицине волновые процессы в живых системах рассматриваются как информационные, например в качестве возможного объяснения эмоциональных дистатнтных взаимодействий биологических объектов (Судаков К.В., 2008). В настоящее время интенсивно изучаются как в теоретической, так и прикладной физиологии взаимодействие низкоинтенсивных физических факторов колебательно-волновой природы с эндогенными ритмическими процессами организма. Выдвинута концепция информационно-волновой медицины (Гаряев П.П., 1994; Лощилов В.И., 1998), которую можно рассматривать как расширение системно-симметрийного подхода в исследованиях функциональных состояний и, в частности, состояния здоровья. Обоснована концепция резонансных механизмов смены функциональных состояний (Дмитриева Н.В., 1990; Первушин, Ю.В., 1991). Показана важная роль адекватного подбора частотных параметров внешних воздействий на организм и на этой основе предложено ряд методов коррекции и реабилитации функциональных состояний (ароматотерапия, квазимузыкальные звукоряды, мультифакторные воздействия физической природы и др. (Маклаков Г.Ю. с соавт., 1998, Фокина Н.М.с соавт., 2007).

Заключение

Из изложенного ясно, что проблема здоровья человека сложна, многогранна и различные подходы к его определению вполне естественны. Очевидно, что каждое из определений имеет свои основания и, следовательно, является в той или иной степени полезным вкладом в общее понимание столь многосторонней проблемы. Вместе с тем, очевидно, что ни одна из точек зрения не является исчерпывающей, законченной и всеохватывающей. Более того, представляется естественным, что не может быть такого всеобъемлющего определения и даже подхода к пониманию многосторонней проблеме. Поэтому вопрос выбора адекватного подхода к здоровью нам представляется в другой плоскости - насколько тот или иной подход, понятие или определение является перспективным для дальнейшего продвижения, углубления в понимании проблемы и возможностях поиска средств контроля, прогноза и управления уровнем здоровья и функциональным состоянием организма современного человека.

Очевидно, что различной степени адекватности среде соответствует различный уровень соматовегетативного, психического и эмоционального обеспечения адаптации к условиям существования и, следовательно, различный уровень функционального состояния, в значительной степени объективно отражающего уровень здоровья организма. Проводимые во всем мире интенсивные изучения механизмов возникновения и закономерностей динамики функциональных состояний человека позволяют на сегодняшний день классифицировать их. А это открывает путь к их идентификации, диагностике уровня здоровья, что является, важнейшим, отправным пунктом донозологической диагностики и профилактической медицины как составных компонентов экологической культуры современного человека.

Литература

Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем.- М.,1975.- 447 с.

Апанасенко Г.Л. Охрана здоровья здоровых // Валеология: диагностика, средства и профилактика обеспечения здоровья.- СПб.:1993.- С.49-60.

Баевский Р.М., Кириллов О.И., Клецкин С.З. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе - М.: 1984.- 220 с.

Глазачев О.С. Адаптационные возможности подростков: системная методология и новые методы оценки // Научно-методические основы изучения адаптации детей и подростков к условиям жизнедеятельности/ Под ред. В.Р.Кучмы и Л.М.Суха-ревой. – М.: Изд-во Научн. Центра здоровья детей РАМН, 2005 – С.35-53.

Дмитриева Н.В. Корреляцинная матрица связей гемодинамических показателей как характеристика вегетативного гомеостаза //Изв. АН СССР: серия Биология.- 1987.- N6.- С.943-946.

Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Концептуальные подходы к диагностике стресс-индуцированных функциональных нарушений у человека в условиях производственной деятельности// Вестник РАМН.- 1997.- №4.- С.28-35.

Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Индивидуальное здоровье и полипараметрическая диагностика функциональных состояний организма. – М.: «Горизонт». – 194 с.

Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Полипараметрическая технология доклинической диагностики состояния здоровья человека// Профилактика заболеваний и укрепление здоровья: Научно-практический журнал МЗ РФ, 2001. - №6. – С.41-45.

Калью П.И. Сущностная характеристика понятия "здоровье" и некоторые вопросы перестройки здравоохранения: обзорная информация // ВНИИМИ. – 1988. – 69 с.

Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция человека.- Новосибирск, 1986.- 148 с.

Клиорин А.И. Соматипы и парадигма индивидуальных конституций. Развитие учения о конституциях человека в России во второй половине XX столетия //Физиологический журнал им.И.М.Сеченова, 1996.- Т.82.- №3.- С.151-163.

Лищук В.А., Мосткова Е.В. Основы здоровья: актуальные задачи, решения, рекомендации. М., 1994. – 133 с.

Меерсон Ф.З. Адаптационная медицина: Защитные перекрестные эффекты адаптации.- М.,1993.- 421 с.

Мерлин В.С. Очерки интегрального исследования индивидуальности.- М.,1986.- 256 с.

Судаков К.В. Диагноз здоровья. М., 1993. – 122 с.

Судаков К.В. Системная интеграция функций человека: новые подходы к диагностике и коррекции стрессорных состояний // Вестник Российской АМН.- 1996.- N6.-С.15-25.

Судаков К.В. Информационный эмоциональный резонанс. – М.:РИЦ МГГУ им.М.А.Шолохова, 2008. – 201 с.

Фокина Н.М., Дудник Е.Н., Глазачев О.С. Обоснование возможностей комплексных физиотерапевтических технологий в реабилитации пациентов с эпизодической головной болью напряжения// «Головная боль – 2007»: Российская научно-практическая конференция и межд.участием: Тезисы докладов. – М., 2007. – С.122-123.

Хрисанфова Е.Н. Конституция и биохимическая индивидуальность человека.- М.,1990.- 154 с.

Царегородцев Г.И. Проблемы диалектики в физиологии, нормологии и санологии//Совещание по философским проблемам современной медицины. – М., 1998. – С.37-43.

Шмальгаузен И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии: Избр.труды.- М.,1982.- 383 с.

Щепин О.П. Здоровье населения в Российской Федерации: проблемы и перспектива // Вестник РАМН. – 1996. – № 6. – С. 9–15.

Baine Brian L. Physiological measurements of stress // Cons. inter. explor. med. – 1980. – P. 56.

Bowling A. Measuring health: a review of quality of life measurement scales. - Buckingham, Bristol; Biddles Ltd, Guildford and King’s Lynn.-1991.- 174 р.

Canter D., Nanke L. Can health be a quantitative criterion? A multi-facet approach to health assessment// Towards a new science of health.-London.- 1995.- P.183-200.

Kofler W. Health effects of environmental disasters and the need of a more complex model of man// Preservation of Our World in the Wake of Change.- Vol. VI A/B.- ISEEQS Pub., Jerusalem, Israel.- 1996.- P.275-282.

Mason А., McGinnes В.М. WHO Regional public.- European Series N34.- 1990. - Р.45-61.

Measurement in health promotion and protection /Edited by Abelin К., Brzezinski Z.J., Carstairs V. - Copenhagen; WHO Regional public.- European Series N22.- 1987. -553 p.

Sudakov K.V., Glazachev O.S. Multiple Physiological Assessments of Long-Term Stress at Work and in Daily Life: A System Approach // Advances in psychosomatic medicine. – Basel, Switzerland: “Karger”, 2001. – V.22. – P.61-79.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Агаджанян Н.А., Торшин В.И. Экология человека. М.: «КРУК», 1994. – 256 с. Ведяев Ф.П., Демидов В.А., Гаевский Ю.Г. Типологический анализ кардиогемодинамики у юношей и девушек в покое и в условиях эмоциогенного напряжения// Физиология человека, 1990. – Т.16. - №6. – С.113-118. Глазачев О.С., Судаков К.В. Взаимодействия функциональных систем гомеостатического уровня у детей и подростков в норме и радиоэкологически неблагоприятной среде// Успехи физиологи-ческих наук, 1999.- Т.30.- №3. – С. 70-88. Григорьев А.И., Баевский Р.М. Здоровье и космос: концепция здоровья и проблема нормы в космической медицине. – М., 2001 – 92 с. Дмитриева Н.В. Полиметрический анализ вегетативного статуса человека при развитии стресса// Вестник РАМН.1995. Дмитриева Н.В., Бобров А.Ф.Бадиков В.И., Рсымбетов Н.У., Глазачев О.С. Оценка кардиореспираторной системы при текущем контроле функционального состояния человека// Физиология человека. 1995.- т.21. - №5. - С. 150-161. Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Концептуальные подходы к диагностике стресс-индуцированных функциональных нарушений у человека в условиях производственной деятельности// Вестник РАМН, 1997. - №4. - С.28-35. Дмитриева Н.В., Полипараметрический метод диагностики функционального состояния человека на основе интеллектуально-образных систем// Труды Национальной конференции по искуственному интеллекту. - РАИИ, Пущино на Оке, 1998. - С.456-459. Дмитриева Н.В. Анализ визуализированных полипараметрических образов функциональных состояний человека// Конференция «Методы распознавания образов-9». ASC/IC’99. - М.,1999. Дмитриева Н.В., Синдромальный анализ полипараметрических образов функциональных состояний организма//Новости искусственного интеллекта. – 1999. - .№1. - С.120-129. Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Индивидуальное здоровье и полипараметрическая диагностика функционального состояния человека. М.Горизонт. 2000. –214с. ДмитриеваН.В., Глазачев О. С. «Полипараметрические информационные системы для функционально-диагностических исследований// «Искусственный интеллект». – Донецк, Украина, 2000. - С.53-59. .Дмитриева Н.В., Орехов С.Б., Агафонова В.В., Лонская Л.Ф., Борисенко Н.Г., Швецов-Шиловский И.Н. Полипараметрическиий анализ устойчивости функционального состояния здорового человека // Труды Межведомственного Совета РАМН по экспериментальной и прикладной физиологии. – М., 2001. - С 49-69. Дмитриева Н.В. Полипараметрический метод оценки функционального состояния человека // CАНАТРОН: Система оценки и реабилитации ранних нарушений физиологических функций человека в реальных условиях жизнедеятельности/ Ред. К.В. Судаков. – М.: «Горизонт», 2001. – С. Дмитриева Н.В., Ничепорук Н.Б. Интегральная база знаний о множественных функциональных состояний здорового человека и структуризация физиологических основ полипараметрического синдромообразования// IX Конференция «Новые информационные технологии в медицине и экологии»: Мат.докладов. - Украина, Крым, Ялта-Гурзуф, 2001. IT+ME 2001. - С. 46. Дмитриева Н.В. Полипараметрическая технология на основе интеллектуальной образной системы (ППМ ДИОС) для медико-биологических исследований// Труды международного конгресса «Искусственный интеллект в XXI веке. – М., 2001. - Т.1. - С.375-383. Дмитриева Н.В., Орехов С.Б., Борисенко Н.Г., Фоменко С.В., Швецов-Шиловский И.Н. Образное полипараметрическое моделирование процессов как способ системного анализа многомерных физиологических данных// Сб. Научных Трудов МИФИ –2001. - Т.1. - С.149-150. Дмитриева Н.В, Филатова Н.Н., Протопопова О.С. Многоагентная модель превентивной медицинской помощи для микрорайона на основе информационной полипараметрической технологии//. Труды Международной конференции «Искусственные интеллектуальные системы» IEEE AIS, Дивноморск, 2002. – С. 507-514. Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Информационная полипараметрическая технология функционально-диагностических исследований человека//Информационные медико-биологические технологии. /Под ред. В.А.Княжева и К.В.Судакова. М.: «Гэотар-мед»,.2002. - С.280-301. Золотов В.П. Реабилитация: определение понятий и основные принципы// Кремлевская медицина, 2001. - №5. - С.17-18. Казначеев В.П., Баевский Р.М., Берсенева А.П. Донозологическая диагностика в практике массовых обследований населения. – Л.: Медицина, 1980. Калью П.И. Сущностная характеристика понятия "здоровье" и некоторые вопросы перестройки здравоохранения: обзорная информация // ВНИИМИ. – 1988. – 69 с. Лищук В.А., Мосткова Е.В. Основы здоровья: актуальные задачи, решения, рекомендации. М., 1994. – 133 с. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. М.: Медгиз, 1960. – 254 с. Селье Г. Стресс без дистресса. М.: «Прогресс», 1979. – 123 с. Соколов А.В. Концептуальные и методологические принципы диагностики здоровья в восстановительной медицине// «Современные диагностические и восстановительные технологии»: Сборник научных трудов. – Рязань, 2001. – С.12-19. Судаков К.В. Стресс как экологическая проблема научно-технического прогресса. Л.: Наука, 1984. – 62 с. Судаков К.В. Диагноз здоровья. М., 1993. – 122 с. Судаков К.В. Функциональные системы организма в норме и патологии// Системные механизмы поведения: Труды Межведомственного научного совета РАМН по экспериментальной и прикладной физиологии, - М., 1993. – Т. 2. – С. 17–33. Судаков К.В. Социальная физиология: теоретическое обоснование и практическое применение реабилитационных мероприятий // Системные механизмы реабилитации: Труды Межведомственного научного совета РАМН по экспериментальной и прикладной физиологии. - М., 1994. – Т.4. – С. 6–15. Физиология адаптации (Руководство по физиологии), Л.,1986. – 650 с. Baine Brian L. Physiological measurements of stress // Cons. inter. explor. med. – 1980. – P. 56. Berczi I. The stress concept and neuroimmunoregulation in modern biology// International Congress of stress. - Budapest, 1997. – C. 8. Bowling A. Measuring health: a review of quality of life measurement scales. - Buckingham, Bristol; Biddles Ltd, Guildford and King’s Lynn., 1991. – 174 р. Cox T. The recognition and measurement of stress: conceptual and methodological issues in Method in Ergonomic / Еds. J.Wilson and N.Corlett. Taylor & Francis, London, 1990. McGuigan J. Why Might Stress Management Methods be Effective? //Int. congress on Stress and Health: Proceedings. - Sydney, Australia.- 1996. –P.125. Occupational Medicine. The Workplace and Cardiovascular Disease. /Ed. by P. L. Schnall, K. Belkic, P. Landsbergis, D. Baker. - Hanley&Belfus, INC. Philadelphia, 2000. - 230p.

Баевский Р.М. Оценка и классификация уровней здоровья с точки зрения теории адаптации // Вестник АМН СССР.-1989.- №9.- С. 73-79. Баевский Р.М. с соавт. Методика оценки функционального состояния организма человека // Мед. труда и пром. экология. - 1995.-№ 3.- С. 30-34. Вейн А.М., Соловьева А.Д., Колосова О.А. Вегетососудистая дистония - М.:1981.-322 с. Вейн А.М. и др. Вегетативная нервная система (руководство для врача). М., 1998. – 584 с. Голиков А.А. Гомеостаз и химическая патология // Всесоюзная учредительная конфер. по токсикологии. М., 1980. – С. 7–10. Гомеостаз на различных уровнях организации биосистем / Ред. В.Н.Новосельцев. Л., 1991. – 232 с. Горизонтов Д.А. Гомеостаз, его механизмы и значение // Гомеостаз. М.: Медицина, 1976. – С. 5–23. Дмитриева Н.В., Воронов Е.Б., Яковлев Ю.В. и др. Полиметрический способ оценки функционального состояния человека с помощью графических методов распознавания образов //Физиология человека.- 1989.- N 4.- С.103-111. Дмитриева Н.В., Глазачев О.С. Концептуальные подходы к диагностике стресс-индуцированных функциональных нарушений у человека в условиях производственной деятельности// Вестник Р АМН.- 1997.- №4.- С.28-35. Дембо А.Г. Земцовский Э.В. Спортивная кардиология. Л.Медицина. 1989. 430с. Дмитриева Н.В. Симметрийный подход к анализу ЭКГ.//Известия АН СССР, Серия биол. -1989.-С450-456. .Дмитриева Н.В. Полиметрический анализ вегетативного статуса человека при развитии стресса. Вестник РАМН.1995. Дмитриева Н.В. Полипараметрический функционально-диагностический метод на основе интеллектуально-образных систем // Труды VI Национальной конференции по искусственному интеллекту (КИИ-98). Пущино-на-Оке, 1998. – С. 456–462. Дмитриева Н.В. Интеллектуально-образная система полипараметрической диагностики и мультиагентный подход к поддержке диагностических решений // Труды Междунар. конференции «Новые интеллектуальные технологии в проблемах управления». Переяславль-Залесский, 1999. – С. 43–51. Журавлев Ю.И. Об алгоритимическом подходе к решению задач распознавания или классификации. Проблемы кибернетики.1978. вып. 33. С.5-68. Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция человека.- Новосибирск, 1986.- 148 с. Кассиль Г.Н. Некоторые гуморально-гормональные барьерные механизмы стресса // Актуальные проблемы стресса. Кишенев.: Штиница, 1976. – С. 100–175. Климова В.И. Человек и его здоровье. М., 1990. – 223 с. Кокс Т. (Cox T.) Стресс. М.: Медицина, 1981. – 216 с. Судаков К.В. Стресс: постулаты, анализ с позиций общей теории функциональных систем // Патол. физиол. и экспер. терапия. - 1992.- N4.С.86-93 Судаков К.В. Диагноз здоровья.- М.: ММА им.И.М.Сеченова,1993.- 120 с. Судаков К.В. Стресс как экологическая проблема научно-технического прогресса. Ткаченко Б.И. Л. Наука. 1984.-662с. Шидловский В.А. Мультивариантная адаптивная регуляция вегетативных функций. ”Вопросы кибернетики. Системный анализ вегетативных функций”.// М., Научный Совет по проблеме кибернетики. АН СССР.-1978.-В. 37.- С. 3-7. Пилюгин В.В., Сумароков Л.Н., Фролов К.В. Машинная графика и автоматизиция научных исследований. //Вестн. Ан СССР.1985.№10.С.50-58. Плотников В.В., Кореневский Н.А. Системный подход к трактовке , исследованию и диагностике функциональных состояний человека.// Диагностика здоровья. Воронеж: Издательство ВГУ.1990. С.75-82. Поспелов Г.С. , Поспелов Д.А. Искусственный интеллект - прикладные системы. М. Знание. 1985. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. М.: Медгиз.1960.254с Царегородцев Г.И. Философские проблемы теории адаптации. М.: Наука, 1975. – 282 с. Baine Brian L. Physiological measurements of stress // Cons. inter. explor. med. – 1980. – P. 56. Hirsh T. Stress // Nat. Safety News. – 1979. – Vol. 119. – N 1. – P. 24–38. John K., Gammon J.D., Weissman M.M. Assesment of psychosocial status: measures of subjective wellbeing, social adjustment and psychiatric symptoms // Measurements in health promotion and protection. – 1987. – P. 133–150. Miller S.M. Control-lability and human stress: Methods, evidance and heary // Behav. Res. and Ther. – 1979. – Vol. 17. – N 4. – P. 287–304. Towards a new science of health / Eds. by R.Lafaille, S.Fulder. London: ROUTLEDGE, 1995. – 241 p.





Источник: http://www.ecogeo.info/publications/7/